Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

События, могущие оказать влияние на наш быт в ближайшие месяцы.


У хорошего человека отношения с женщинами всегда складываются трудно. А я человек хороший. Заявляю без тени смущения, потому что гордиться тут нечем. От хорошего человека ждут соответствующего поведения. К нему предъявляют высокие требования. Он тащит на себе ежедневный мучительный груз благородства, ума, прилежания, совести, юмора. А затем его бросают ради какого-нибудь отъявленного подонка. И этому подонку рассказывают, смеясь, о нудных добродетелях хорошего человека.
Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано. У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности. Консервы девять лет в Мордовию посылала. Ждала...
А хороший человек, кому он нужен, спрашивается?..

Сергей Довлатов

Владимир Путин на коллегии Министерства иностранных дел России обозначил все мыслимые перспективы

Слава богу, есть в мире что-то постоянное, если не вечное. К этому, без сомнения, относится расширенная коллегия МИДа с участием президента России.

Ничего нельзя в ней менять. Актовый зал должен быть актовым залом, тем самым, что и всю жизнь. И стол президиума должен быть таким, каким он был всегда: долгим, несгибаемым, как вся российская внешняя политика, и негостеприимным, чтобы внушал почтение, даже, может, граничащее с трепетом. Он может быть составлен из нескольких столов (в этот раз из четырех), и он может быть даже не покрыт, как в советское время, кумачовой скатертью, тем более что сейчас, как и все последние годы, за ним все равно некому сидеть, кроме Владимира Путина и Сергея Лаврова.

Но портьеры за спиной выступающих будут именно кумачовыми. Это обязательно. Пусть хотя бы напоминают о былом величии.

Впрочем, сейчас были и отличия. В этот раз по просьбе протокола российского президента (ему не отказали) демонтировали несколько первых рядов. Их раньше занимали выступающие, среди которых были послы, члены правительства, депутаты Госдумы и члены Совета федерации... Теперь их тут не было, а тогда и кресла зачем?

Да, кресла из этого зала вынесли первый раз.

Зато теперь те, кто в конце концов оказался в первом ряду, могли покашлять, если запершило или перехватило дыхание от чьих-то слов, ни в чем себе не отказывая.

Раньше это называлось совещанием послов. Теперь это было расширенное заседание коллегии МИДа.

То есть члены коллегии (в основном сотрудники центрального аппарата МИДа) состоят в ранге послов, но ими не являются. А непосредственно послов на этот раз в зале не было вовсе.

Оттого и сам зал, в котором теперь то ли сгрудились, то ли рассредоточились 75 человек, был не то что полупустым, а таким сиротливо пустым, что тех, кто в нем сейчас сидел, да еще надел маски, сразу хотелось наградить за службу Отечеству хотя бы благодарственным письмом президента России.

Людская рассеянность эта, между прочим, позже сыграла на руку содержательности встречи: Владимир Путин испытал, кажется, чувство отеческой теплоты к собравшимся (или, скорее, оставшимся) и ввиду камерности и даже интимности обстановки был в конце разговора подкупающе откровенен. И даже несколько раз сказал им «между нами». А такое не забывается.

Владимир Путин опоздал всего на полчаса, то есть можно сказать, что пришел раньше.

— Важно, что в нашем Основном законе теперь закреплены такие фундаментальные установки и ценности, как верность Отчизне,— сообщил он,— уважение к родному языку, истории, культуре, традициям наших предков, то есть все то, что сплачивает наш народ вокруг общих идеалов, определяет вектор развития суверенного, самостоятельного, миролюбивого Российского государства, деятельного члена мирового сообщества.

То есть вот в чем, оказывается, теперь смысл Конституции.

Но все-таки хотелось бы большей ясности.

Если в Конституции закреплены, как известно, права и обязанности граждан, то верность Отчизне, например,— это право или обязанность гражданина? А если нет, то это и есть «госизмена»? Или еще нет? Я только спросить...

Между тем все, что в открытой части Владимир Путин сказал интересного, он сказал, оторвавшись от текста своей речи.

Например, он говорил о программе повышения энергоэффективности экономики на период до 2035 года.

— Эта программа станет элементом достижения поставленной более глобальной цели — обеспечить углеродную нейтральность не позднее 2060 года,— добавил президент, углубившись в свою речь (хотя кого из присутствующих это могло всерьез заинтересовать? — А. К.).

Видимо, Владимир Путин и сам подумал, что стоит хотя бы для виду актуализировать повестку, и добавил, поглядев в зал:

— Это не значит, что не раньше. Я сказал: не позднее!

Он перешел к постановке задач. Они, впрочем, не изменились за последние лет 14, с момента мюнхенской речи:

— Наша дипломатия должна более активно противодействовать попыткам Евросоюза и США присвоить себе право единолично диктовать климатическую повестку и формировать под себя стандарты по этой теме, хотя мы видели, как сложно проходили дискуссии в Глазго, и там, между собой (то есть там, где нас нет.— А. К.), у них еще много-много вопросов. Но мы не призываем ни к каким расколам. Мы, наоборот, призываем к поиску взаимоприемлемых решений.

Выглядело, впрочем, как призыв к расколу. Стоит напомнить, что Владимир Путин, как известно, просто не поехал в Глазго (на мировой климатический саммит в начале ноября.— “Ъ”), и те, кто поехал, сразу стали «они».

Там и в самом деле не стали бы убирать первые ряды кресел.

А санитарные риски те же, что и на Смоленской площади. Не говоря уж об остальных.

Через несколько минут Владимир Путин снова перешел, так сказать, на «ты»:

— В числе наиболее острых и чувствительных тем, конечно, для нас, прежде всего, внутриукраинский кризис. Пока он далек от разрешения, к сожалению. Украина демонстративно не выполняет свои обязательства по минскому комплексу мер, как и договоренности, достигнутые в «нормандском формате». На словах наши партнеры по «нормандскому квартету» — ФРГ, Франция — не оспаривают значение Минских соглашений... Кстати говоря, нельзя забывать, что эти Минские соглашения приобрели форму нормы международного права... Приняты соответствующие решения Совета Безопасности ООН. Но на деле, к сожалению, потакают курсу сегодняшнего киевского руководства на их (Минских соглашений.— А. К.) демонтаж, что заводит переговоры и само урегулирование, к сожалению, в тупик.

Причем в тупике этом настолько, видимо, неуютно, что МИД РФ как раз накануне опубликовал переписку министра Лаврова с коллегами из Германии и Франции по поводу возможных встреч в «нормандском формате», что не является обычным делом в мировой дипломатии (см. материал на стр. 1).

— Нужно учитывать,— продолжал российский президент,— что западные партнеры обостряют ситуацию поставками Киеву летального современного вооружения, проведением провокационных военных маневров в Черном море, да и не только в Черном... И в других регионах, близких к нашим границам!

И тут выдержка предсказуемо изменяла господину Путину:

— Что касается Черного моря, то это вообще выходит за определенные рамки!

На расстоянии 20 километров от нашей государственной границы летают стратегические бомбардировщики, а они, как известно, несут очень серьезное оружие!

Он вроде и не хотел ссориться, коллег из НАТО тут не было, в конце концов это был бой с тенью, но все равно сказать уже сильно хотелось:

— Да, мы постоянно высказываем наши озабоченности по этому поводу, говорим о «красных линиях», но, конечно, понимаем, что партнеры наши очень своеобразные и так, как бы сказать помягче, поверхностно очень относятся ко всем нашим предостережениям и к разговорам о «красных линиях»...

Ах, как тяжело давалось «помягче»... Скорей бы началась закрытая часть...

— Мы хорошо помним, как происходило расширение НАТО на восток... Здесь очень представительная аудитория, профессиональная...— говорил Владимир Путин.— Несмотря на то, что отношения между Россией и нашими западными партнерами, включая США, были просто уникальными, уровень взаимоотношений был чуть ли не союзническим, наши озабоченности и предостережения по поводу расширения НАТО на восток были абсолютно проигнорированы! Надо посмотреть, несколько волн расширения, и вот теперь посмотрим, где находится военная инфраструктура блока НАТО — прямо недалеко от наших границ, а в Румынии и Польше развернуты уже системы противоракетной обороны, которые легко могут быть использованы в результате того, что там стоят пусковые установки Mk 41, ударные комплексы. Это вопрос только нескольких минут, чтобы поменять программное обеспечение!

Но тем не менее наши предупреждения последнего времени все-таки дают о себе знать и производят определенный эффект... Известное напряжение там все-таки возникло...

Действительно, остановить приближение НАТО к российским границам можно, кажется, уже только из космоса.

— В этой связи два момента здесь вижу. Во-первых, нужно, чтобы это состояние у них сохранялось как можно дольше, чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь не нужный нам конфликт. А нам конфликты не нужны!

Это были новые вводные и, без преувеличения, такие, что мурашки по коже должны были побежать не только у тех, кому были адресованы эти предупреждения, но и у тех, кто должен был стать их переносчиками (то есть у сотрудников МИДа).

— И второе,— продолжил российский президент.— Нужно обязательно уже ставить вопрос, Сергей Викторович!.. Надо ставить вопрос о том, чтобы добиваться предоставления России серьезных долгосрочных гарантий обеспечения нашей безопасности на этом направлении, потому что так существовать и постоянно думать о том, что там завтра может произойти, Россия не может!

Владимир Путин только на первый взгляд говорил загадками.

На самом деле его, судя по всему, чрезвычайно раззадорил стратегический бомбардировщик НАТО в 20 километрах от российской границы, притом что гиперзвуковое оружие, например, есть у нас, а не у них.

— Понятно, и я вот вижу, несмотря на то что маски надеты у многих, тем не менее по глазам видно, что возникают скептические улыбки по поводу того, можно ли рассчитывать и надеяться на серьезность возможных договоренностей по этому направлению, имея в виду, что мы все-таки имеем дело с, мягко говоря, не очень надежными партнерами: они легко отказываются от любых прежних договоренностей...— добавил российский президент.

Он и сам думал, скорее всего, что рассчитывать на этих людей бессмысленно; он на них, правда, рассчитывал, но лет 20 назад... И сейчас он свою-то маску снял, если что... А он же и не надевал... Нет у него маски. Медицинской особенно.

— Тем не менее, как бы сложно это ни было, работать над этим нужно, и я прошу вас это иметь в виду,— закончил эту мысль господин Путин.

Опять же: он ведь тем не менее работает.

Вот и МИДу теперь предстоит, видимо, предложить новое соглашение по безопасности в Европе.

Чтобы, не дай бог, не вышло, что из-за какого-то корабля, зашедшего не в те воды Черного моря, или бомбардировщика, залетевшего не в тот воздух, начнется не нужный нам конфликт. Причем под «нами» будет пониматься планета, а под «конфликтом» — третья мировая война.

Миграционный конфликт на польско-белорусской границе тоже не оставил равнодушным президента России:

— Давайте посмотрим, как польские силовики ведут себя сегодня на границе! Все же вы видите, интернет смотрите, телевидение! Первое, что приходит в голову: детей жалко, маленькие дети там... Нет, поливают туда водой и слезоточивым газом, гранаты бросают туда!.. Ночью вдоль границы вертолеты летают, сирены включают... Я очень хорошо помню 2014 год, когда польское руководство, пытаясь остановить применение органами правопорядка на Украине... Президентом был тогда Янукович... Говорило о невозможности применения таких средств к гражданскому населению. А сами что делают-то?!

И это был еще один новый аргумент.

Впрочем, Виктор Янукович в виде аргумента — та еще затея.

— Да, мы знаем и понимаем, что ситуация в Белоруссии, она хоть и успокоилась внутри страны, но тем не менее проблемы есть, мы прекрасно отдаем себе в этом отчет и, конечно, призываем к диалогу между властями и оппозицией,— на первый взгляд неожиданно продолжил господин Путин.

На самом деле он об этом говорит с белорусским, так сказать, коллегой с самого начала. И поэтому коллега в свое время поехал в СИЗО на Окрестина: именно что для вступления в диалог с оппозицией.

Российский президент, как и положено на такой встрече, высказывался по поводу отношений России с разными регионами, но отношения с НАТО все-таки не давали ему покоя:

— Взяли на голом месте, без объяснения причины, выслали дипломатов, а потом обижаются, что мы закрыли их миссию в России! Что обижаться-то? Это их инициатива, они сделали своими руками и ищут виноватых потом. Ну не хотят с нами сотрудничать — не надо! Не очень-то и хотелось...— подумав, добавил господин Путин.— Думаю, что они захотят, уже сигналы подают, что хотят сотрудничать... Но зачем высылали дипломатов — на голом месте, без всяких причин, просто так?! Для них спорт, что ли, какой-то?!

Но все-таки он не хочет ссориться с ними бесповоротно. Хотя соблазн есть. Борется в нем это.

После этой речи встреча перешла в закрытый режим, хотя чего уж тут было еще-то скрывать, казалось бы?

Тем не менее было.

После выступления Сергея Лаврова Владимир Путин оглядел присутствующих и многообещающе промолвил:

— Ну что, прокомментировать, что ли?..

И прокомментировал. В результате встреча продолжалась гораздо дольше, чем планировали, и даже переговоры с коллегой из Узбекистана Абдулазизом Камиловым, намеченные на 18 часов, начались у Сергея Лаврова позже на четверть часа, хотя их поставили с большим запасом по времени.

Участники встречи говорят, что эти комментарии «навсегда останутся в МИДе как сувениры».

Но уже есть желающие приобрести.

Андрей Колесников

Высокая производительность флуда

Компании начали внимательнее следить за удаленными сотрудниками



Системы для наблюдения за персоналом используют или планируют внедрить 76% российских компаний, перешедших на гибридный формат работы. Речь идет о проверке электронной почты и контроле за посещением сайтов, выяснили аналитики Vanson Bourne.
“Ъ” ознакомился с исследованием Vanson Bourne, проведенным по заказу компании VMware. Там указано, что 76% российских компаний, перешедших на гибридный формат работы (с частью сотрудников на удаленке), уже используют системы для наблюдения за работой персонала или планируют внедрить их в ближайшее время. Например, в 42% компаний проверяют электронные почты сотрудников, 51% использует инструменты для совместной работы, 27% внедрили видеонаблюдение, 37% — реагирование на нажатие клавиш на клавиатуре. Все эти системы внедряются работодателями для контроля эффективности использования корпоративных компьютеров, софта, а также рабочего времени сотрудниками, работающими удаленно.

Стремление соблюсти корпоративные интересы может вступать в противоречие с правами граждан на конфиденциальность, отмечают юристы. Сбор информации о личной жизни работника нарушает конституционно гарантированное право на ее неприкосновенность, и ответственность за это предусмотрена УК РФ, указывает партнер коллегии Pen & Paper Екатерина Тягай. По ее словам, если работодатель устанавливает программу слежения за личным компьютером, то имеется вероятность обработки персональных данных, что недопустимо без согласия пользователя.

На то, чтобы заручиться согласием сотрудников на дополнительный контроль, в части компаний времени не тратят. Обычно компании не утруждают себя юридической чистотой оформления подобных систем и внедряют их скрытно, не имея согласия сотрудников в трудовом договоре на подобные действия, считает гендиректор CorpSoft24 Константин Рензяев.

Такие действия работодателя чреваты серьезными последствиями. Если программа слежения установлена на компьютер сотрудника без его согласия, то речь идет о неправомерном доступе к компьютерной информации, он уголовно наказуем, говорит госпожа Тягай. И даже если эти риски не реализуются, компании сталкиваются с уходом сотрудников, которым в конце концов всегда становится известно, что за ними следят. О высокой текучке заявили в 37% опрошенных Vanson Bourne компаний с развитой системой мониторинга корпоративных устройств и в 31% компаний, которые постепенно осваивают данные технологии. В мире тенденция аналогична: системы контроля и оценки эффективности персонала используют 70% компаний, и 42% руководителей HR-отделов заявили, что их внедрение порой приводит к обострению отношений в коллективе и потере ценных специалистов. «Некоторые наши клиенты действительно ставят такие системы контроля и отмечают снижение лояльности своих сотрудников»,— подтверждает старший партнер Лиги цифровой экономики Андрей Солодилов. «Некоторые организации настаивают на внедрении слежения на персональных компьютерах сотрудников, в таком случае коллектив реагирует негативно»,— рассказала директор по персоналу Angara Оксана Ткачева.

Юлия Степанова

Киев ждет войну с Россией, а Москва — пересмотра политики Запада на украинском направлении



Россия и Запад оказались в ситуации, когда начался обратный отсчет до старта процесса, который МИД РФ назвал «выправлением военно-стратегического баланса». Хотя в Киеве уверены, что Москва готова к активным действиям, включая военные, события, несмотря на жесткую риторику, пока не приняли необратимый характер. Возможна ли разрядка, станет ясно на следующей неделе — после анонсированного разговора президентов РФ и США Владимира Путина и Джо Байдена.

После того как Владимир Путин 1 декабря заявил о необходимости договориться с США и Западом в целом о взаимных юридических гарантиях безопасности, спокойнее не стало. Москва максимально высоко подняла ставки в геополитической игре с западными партнерами и НАТО. «Подчеркнуто, что игнорирование законных озабоченностей России, втягивание Украины в геополитические игры США на фоне развертывания сил НАТО в непосредственной близости от наших границ будут иметь самые серьезные последствия, вынудят принять ответные меры для выправления военно-стратегического баланса. Альтернативой этому могли бы стать долгосрочные гарантии безопасности на наших западных рубежах, что следует рассматривать как императивное требование»,— сообщил МИД РФ после встречи Сергея Лаврова и госсекретаря США Энтони Блинкена в Стокгольме 2 декабря.

В Киеве это восприняли как однозначную угрозу. Там с уверенностью говорят о практически неминуемом масштабном конфликте с Россией. Такие опасения 3 декабря высказал министр обороны республики Алексей Резников, выступивший перед депутатами Верховной рады.

«Вероятность масштабной эскалации со стороны России существует. Наиболее вероятным временем достижения готовности к эскалации будет конец января»,— предупредил господин Резников.

Он сообщил, что численность войск РФ у российско-украинской границы и в Донбассе насчитывает 94,3 тыс. человек. Министр добавил: чтобы подорвать обороноспособность республики, «противник использует серию невоенных мероприятий» — информационных, экономических и энергетических.

На Украине также опасаются «гибридной атаки» со стороны Белоруссии, оружием в ходе которой выступят мигранты. «После де-факто аншлюса Беларуси у нас появилось дополнительно более тысячи километров границы, которые нужно защищать, особенно в зимний период»,— сказал министр Резников.

О том, что белорусское руководство может позволить РФ «использовать свою территорию для организации вторжения», также высказался в интервью латышскому изданию Sargs.lv глава МИД Украины Дмитрий Кулеба. «Россия поглощает Беларусь сантиметр за сантиметром. Мы это видим четко»,— заявил он.

В интервью «РИА Новости» он заверил: если «Россия окажется перед агрессией со стороны Украины», Минск поддержит РФ — экономически, юридически, политически. «Я буду делать все для того, чтобы Украина стала нашей»,— добавил он. Помимо этого, белорусский лидер указал на «де-юре» принадлежность Крыма России и заявил о готовности при необходимости обратиться к Москве с предложением разместить в Белоруссии ядерное оружие (см. “Ъ” от 2 декабря).

Украинская сторона на угрозы отвечает заявлениями о подготовке к противостоянию. Алексей Резников анонсировал, что в 2022 году Украина будет наращивать возможности вооруженных сил.

«Среди приоритетов — ракетная программа и развитие возможностей флота»,— отметил министр.

Он рассказал, что Украина приступает к строительству военно-морских баз в Бердянске и Очакове в рамках договоренностей с Великобританией. Напомним, что Лондон ранее решил выделить Киеву на эти цели кредит на сумму до 1,7 млрд.

Украинские власти рассчитывают на помощь Запада. В четверг, участвуя в заседании глав МИДов стран—членов ОБСЕ в Стокгольме, Дмитрий Кулеба рассказал о «трех направлениях» комплексного пакета сдерживания РФ, который он обсуждает с коллегами из других стран. «Первый (пункт.— “Ъ”): четкая коммуникация с Россией по всем каналам — открытым и закрытым — про то, что военная операция на территории Украины будет иметь для нее непоправимые последствия»,— сказал дипломат.

Второе направление предполагает разработку пакета санкции, который будет «молниеносно применен в случае, если Россия прибегнет к военной операции». «Это будут санкции очень тяжелые для нее экономически»,— предупредил министр. Третье направление заключается в углублении военно-технического сотрудничества Украины с ее партнерами.

На Западе выражают поддержку не только словами, но и деньгами.

Накануне Совет ЕС пошел на беспрецедентный, как его охарактеризовал Алексей Резников, шаг — выделил Украине €31 млн на укрепление обороноспособности. В тот же день президенты Литвы, Польши и Украины Гитанас Науседа, Анджей Дуда и Владимир Зеленский в совместном заявлении призвали международное сообщество усилить санкции в отношении РФ. С таким же призывом выступила американская газета The Wall Street Journal. Ограничения, пишут авторы публикации, нужно ввести в отношении госдолга и госбанков РФ, а также энергетических, горнодобывающих и металлургических компаний. Кроме того, нужно отказаться от запуска газопровода «Северный поток-2». НАТО же, считает издание, должно увеличить численность войск в Польше и отправить советников и инструкторов на Украину.

Некие шаги Белый дом уже готовит. Президент США Джо Байден в пятницу заявил о разработке «наиболее всеобъемлющего и значительного набора инициатив», призванных максимально затруднить для России реализацию возможного агрессивного сценария действий в отношении Украины. «Инициативы направлены на то, чтобы сделать для Путина очень, очень трудным то, что он (как опасаются люди) может сделать»,— уклончиво сказал господин Байден.

Тем временем заявления российской стороны демонстрируют решительность Москвы в отстаивании своих интересов.

Помощник президента РФ Юрий Ушаков в пятницу подчеркнул: «Мы на своей территории имеем право войска подвигать, но ни о каком нагнетании речи не идет». При этом пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков накануне признал: вероятность боевых действий на Украине высока. «Мы в целом видим достаточно, наверное, даже агрессивную, можно сказать, риторику со стороны украинских властей. Мы видим повышение интенсивности провокационных действий на линиях соприкосновения (в Донбассе.— “Ъ”)»,— пояснил он.

Впрочем, судя по заявлениям Владимира Путина и российского МИДа, Донбасс Москву волнует, но теперь не в первую очередь. Акцент сделан на том, чтобы остановить дальнейшее расширение НАТО на восток и сотрудничество альянса с теми странами постсоветского пространства, с которыми у блока сейчас наиболее продвинутые отношения. Это в первую очередь Украина и Грузия.

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, военный эксперт Василий Кашин уверен: формулировку о намерении выправить военно-стратегический баланс следует понимать как готовность Москвы действовать максимально жестко. «Россия пойдет на радикальные шаги военного характера, чтобы обеспечить свою безопасность в ситуации, когда территория Украины осваивается альянсом, даже если Украина формально членом НАТО не является. В меньшей степени это касается и Грузии»,— сказал эксперт “Ъ”.

Бывший замсекретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Степан Гавриш также придерживается мнения, что эскалация реальна: «Угроза военных действий на территории Украины достаточно высока. Если исходить из результатов встречи между Блинкеном и Лавровым, есть понимание, что Москва пошла в наступление на Запад, выдвинула ультиматум Вашингтону».

Заявление МИД РФ о том, что Москва будет вынуждена выравнивать военный баланс, господин Гавриш трактует как «готовность России провоцировать нестабильность не только вокруг границ Украины, но и во всем мире». В том, что Запад и Россия в итоге могут прийти к компромиссу, он сомневается. «Россия не предлагает договориться посредине, а предлагает договориться в той точке, где США не могут остановиться,— полагает он.— Речь о подписании "Ялты-2", что предполагает не просто обязательство НАТО не продвигаться на восток, а отказ от размещения ракет средней дальности в Европе и от силового движения к границам России».

Василий Кашин думает, что компромисс все же возможен. Отметив, что руководители стран НАТО неоднократно говорили о недопустимости ситуации, при которой Россия может иметь право вето на сотрудничество той или иной страны с альянсом, эксперт не исключил, что, «столкнувшись с реально серьезным и опасным кризисом они могут аккуратно эту позицию подкорректировать». Соглашение об общих правилах игры, считает он, в общих интересах.

Украинские власти исключают возможность подобного компромисса и заявляют о том, что не свернут с пути в Североатлантический альянс. «Украина категорически отказывается от любых обязательств отказаться от своего вступления в НАТО и любых других "гарантий", требуемых Россией»,— заявил Дмитрий Кулеба, чьи слова в пятницу передало AFP. Впрочем, Москва, предлагая соглашение о гарантиях безопасности в Европе, обращалась вовсе не к Киеву. И это существенно повышает ожидания от предстоящего на будущей неделе разговора Владимира Путина и Джо Байдена.

Марина Коваленко, Владимир Соловьев

Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить