Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

ПРО OZON

Новости о предстоящем размещении Ozon`а на Nasdaq захлестнули информационное поле торговцев бумагами. Писали противоречиво, но больше скептически. Прогноз верхней планки капитализации $12 млрд. от Goldman Sachs вызывал улыбку.

  "Изначально компания объявила, что предложит на IPO 30 млн американских депозитарных расписок (одна расписка — одна акция)по цене от $22,5 до $27,5 за бумагу. Таким образом, она могла бы получить от $675 млн до $825 млн на рынке. Саму компанию оценили для IPO в $4,5-5,5 млрд, с учетом опционов и конвертируемых займов.                                     Организаторами выступили Morgan Stanley, Goldman Sachs, Citigroup, UBS, Sberbank CIB, «Ренессанс Капитал» и «ВТБ Капитал».
Действующие крупнейшие акционеры Ozon — фонд Baring Vostok и АФК «Система» (у обоих примерно по 40% в компании) — заключили соглашение о покупке бумаг на $67,5 млн каждый. Итого в рамках публичного размещения они купят бумаг на $135 млн. "

Перед размещением Сбербанк вытряс из компании неустойку в размере 1 млрд рублей.

Напомню, фонд Baring Vostok и АФК «Система»-это сильно пострадавшие от пройдохи Артема Аветисяна (по всей видимости крепко связанного с Кремлем) и ближайшего соратника Путина-Игоря Ивановича Сечина. 

Тем не менее, широко выкатив глаза на рост АФК-Системы с начала ноября и памятуя всех святых с дрожью в желудке я предпринял попытку войти в капитал Системы в день размещения на Мосбирже Озона 24 ноября выставив ниспосланную мне цену в 33 целковых небольшим объемом.

Размещение бумаг прошло по невиданной цене 30 баксов и подпрыгнуло в начале торгов на Nasdaq до $40! Это вселяло надежду.

Но кто-то хотел моей крови. Уже 25 ноября с начала торгов погнали бумагу вниз, испытывая мое терпение. Я целомудренно начал делать ставки.

К 12 часам я подумал о переливании крови и пошел подкрепиться красным вином с шоколадом (коньяк к тому времени уже закончился) . Успокоившись и обратившись к монитору я заметил нерешительность продавцов, что вселили в меня слабую надежду, что развод закончился. Итого, я потратил последние средства (немного оставшихся) согласно провидению и пребываю в задумчивости о перепитиях торгов.

"Ozon сверхудачно разместился на Nasdaq и «Мосбирже». Но самое интересное в российском онлайн-ритейле только начинается. Конкуренция усиливается, а привлекать новых клиентов становится все сложнее — даже лидерам. Мы разобрались, у кого из игроков — Ozon, Wildberries, «Яндекса», Mail.ru Group или, может быть, «Сбера» — больше шансов победить в начинающейся королевской битве.
Капитализация Ozon после IPO с учетом всех займов и опционов превысила $7 млрд. Это оглушительный успех. Компания изначально установила цену размещения выше верхнего предела, а сразу после старта торгов цена взлетела еще на 40%. Книга заявок была переподписана более чем в десять раз, пишет Forbes. В итоге старейший российский онлайн-ритейлер сможет инвестировать в развитие почти $1 млрд.

Удалось бы Ozon провести столь удачное IPO, если бы не пандемия? Не факт. Еще недавно, по нашей информации, обсуждалась продажа бизнеса Сбербанку.

Интересно, что IPO «русского Amazon» (так Ozon прозвали американские деловые издания) вызвало больший ажиотаж не в России, а за рубежом, отмечают двое собеседников The Bell в инвестбанках. Многие российские фонды проявили осторожность — к экономике бизнеса Ozon есть серьезные вопросы. Их иностранными коллегами руководило желание заработать на российском e-commerce: ниша перспективная, а никакой другой возможности инвестировать в нее нет.

Россия — крупнейший в Европе рынок по числу интернет-пользователей: около 100 млн. E-commerce в России, по оценке агентства Data Insight, в 2019 году вырос на 23% — до $31 млрд. Это примерно как в Индии (население — 1,3 млрд человек) и немногим меньше, чем в Канаде, обращает внимание The Wall Street Journal. По итогам коронавирусного 2020-го рост, согласно прогнозу той же Data Insight, составит 44%. В 2021-2024 годах рынок будет расти в среднем на 33,2% в год.

Неудивительно, что после успеха Ozon об IPO задумалась X5 Retail Group, которая за время пандемии стала одним из лидеров в фудтехе. В ближайшие два-три года ритейлер вполне может выделить онлайн-проекты в отдельный бизнес и вывести его на биржу, рассказали в группе. Желаемая оценка — $3 млрд.

Потенциал роста в российском e-commerce далеко не исчерпан, уверен топ-менеджер одного из маркетплейсов, поговоривший с The Bell. В первую очередь — за счет офлайна: «Сейчас все большее распространение получают гибридные модели: забрать товар из магазина, доставить в магазин... Поэтому и конкуренция будет не за счет онлайн-площадок, а за счет того, кто эти процессы сможет лучше всех настроить».

В то же время Ozon уже 20 лет (компания — пионер рынка) остается глубоко убыточной: за первые три квартала 2020 года ее чистый убыток составил 12,9 млрд. И в ближайшей перспективе это не изменится, предупреждал Ozon инвесторов в проспекте эмиссии. Выручка продолжит расти, но все полученные деньги компания намерена вкладывать в увеличение продаж, логистику и новые сервисы.

Вообще-то для растущего онлайн-ритейлера быть убыточным это не так уж страшно, рассуждают эксперты и аналитики: тот же Amazon десять лет не приносил прибыли, реинвестируя все заработанное в увеличение доли рынка. «Русский Amazon» вроде бы делает то же самое, но сравнивать его с настоящим Amazon напрямую все же неправильно.

Amazon — глобальная компания, фактический монополист на большинстве рынков. Ozon прочно заперт внутри конкурентного российского рынка. В России тройка лидеров e-commerce делает всего 18% продаж. Для сравнения, Amazon контролируетпочти 40% родного рынка. При этом в 2019 году, по данным Data Insight, Ozon занимал только третье место после Wildberries и «Ситилинка» — с отрывом от лидера более чем в два с половиной раза.

Инвесторы надеются, что привлеченный на бирже $1 млрд поможет Ozon ускориться. «Думаю, Ozon получил оценку авансом — теперь все будут смотреть на результаты первого полугодия, — рассуждает в разговоре с The Bell руководитель другого маркетплейса. — Если Ozon не покажет, что он идет к лидерству, у компании могут быть реальные проблемы с капитализацией».

IPO — забег с неравными условиями: все хотят купить и никто не хочет продать, говорит управляющий директор Fosun Eurasia Capital Игорь Даниленко: «Для России необычно показать такой рост в первый же день. У “Совкомфлота”, например, акции в первый день торгов подешевели на 12%. Но на Западе это обычная вещь. Как, впрочем, и то, что 80% бумаг через шесть месяцев оказываются ниже цены размещения».

Все российские маркетплейсы можно разбить на две группы: независимые проекты (Wildberries и Ozon) и элементы экосистем («Яндекс.Маркет», СП Mail.ru Group и Aliexpress, будущий маркетплейс Сбенбанка).

«Чтобы развивать этот бизнес, нужна инфраструктура, логистика, контроль качества, возвраты, а “Яндекс” пока что этого не умеет, — соглашается объясняет управляющий директор Fosun Eurasia Capital Игорь Даниленко. — Да, они могут в это инвестировать, но это потребует очень больших денег, которые менеджмент может решить направить на другое».

Но на два-три года всем участникам гонки должно хватить и амбиций, и денег, считает топ-менеджер одного из маркетплейсов. «Чем яростнее она [битва] будет, тем дороже будет обходиться привлечение новых и удержание старых пользователей, — продолжает собеседник The Bell. — Кто научится делать это дешевле (за счет программ лояльности или экосистемных бонусов), тот и съест большую часть пирога».

«Тот, кто сейчас перестанет активно расти, сразу проиграет, потому что его конкуренты точно продолжат, — объясняет Игорь Даниленко. — В ближайшие два-три года мы увидим, кто будет на рынке №1, кто — №2. Больше трех крупных участников вряд останется. Здесь [будучи маркетплейсом] можно зарабатывать, только если вы №1 или №2. Как у мобильных операторов: если у тебя 30% рынка — зарабатываешь, если 10% — нет».

«Когда конкуренция обострится, маркетплейсам придется снижать комиссии для продавцов, предлагать им разные преимущества: более дешевую доставку, лучший сервис», — предсказывает Игорь Даниленко. У ставшего публичной компанией Ozon, по мнению эксперта, будет небольшое преимущество перед Wildberries: доступ к дешевым деньгам. «Это ровно то, чем пользуется Amazon: нулевая стоимость капитала позволила ему за пять лет построить собственную логистику, когда никто от него этого не ждал», — заключает он."

ТВ

Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить