Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

ЦИТАТЫ


Клара Минак, 25 марта 2020

Об обращении Путина

Некоторые вещи абсолютно правильные — помочь семьям с детьми, помочь людям с кредитом, выдавать больше пособий — все это очень хорошо. Сколько это будет стоить, мы пока не знаем.

О налоге на вклады

Решение Путина по обложению налогами больших вкладов, дивидендов, которые выводят в офшоры, — это попытка послать сообщение: «Я пытаюсь помочь бедным за счет богатых». В принципе, это неплохая идея. Другое дело, что деньги, собранные со вкладов больше 1 млн рублей, не принесут много доходов в бюджет.

Об отсутствии карантина в России

Главное [в обращении Путина], конечно, это отказ от карантина. И это, мне кажется, страшная ошибка. Если вы хотите ограничить распространение инфекции, то конечно нужно вводить карантин. <...> Президент объявил нерабочую неделю. Это звучит очень странно. Нерабочая неделя не означает, что люди не будут передвигаться по городу. А если люди пользуются общественным транспортом, то это, конечно, крайне опасно.

О поддержке населения наличными

[В некоторых странах из-за карантина] людям просто выплатили некоторую сумму денег. В Америке речь идет о примерно $1000 на взрослого, $500 на ребенка. В Гонконге выплатили €1000. В Москве мэр Москвы ввел карантин для пожилых людей и пообещал им 4000 рублей на человека в месяц. Это меньше минимального прожиточного минимума. Это неправильно — нужно платить хотя бы минимальный прожиточный минимум. [Платить] из ФНБ. Деньги ФНБ — это наши с вами деньги от нефтяных доходов.

О пенсиях в кризис

Если сегодняшние цены [на нефть] сохранятся, то ликвидные ресурсы в Фонде национального благосостояния, видимо, будут потрачены года за два. <...> Есть запас прочности в пару лет на то, чтобы исполнять социальные обязательства в нынешних размерах. После этого будет так, как было раньше. «Денег нет, а вы держитесь». Мы не будем индексировать пенсии и все такое прочее.

О разрыве сделки с ОПЕК

Этому нет рационального объяснения. Я считаю, что это ошибка. Сами чиновники из Минэнерго давали интервью и говорили, что эта сделка помогала держать цены на нефть на $10-15 за баррель выше. Эта сделка за последние три года приносила в российскую экономику 3 трлн рублей в год за счет этого повышения цен. Это огромные деньги, которые сейчас бы пригодились. Россия не только вышла из сделки. Она вышла как-то неожиданно, невежливо. Да так, что руководство Саудовской Аравии обиделось и развязало ценовую войну.

О риске повышения налогов после голосования по конституции

Мы видели, что после выборов президента в 2018 году была проведена так называемая пенсионная реформа, где у людей предпенсионного возраста отобрали сотни тысяч рублей на человека, никого об этом не предупредив. Как только голосование прошло, российские власти всегда рассуждают: «Где бы нам еще взять деньги и за счет кого еще бы поживиться». И теперь, когда цены на нефть упали, нужно искать новые источники дохода. Это как в известном анекдоте: «Папа, на водку цену подняли, ты теперь будешь меньше пить? Hет, сынок, это ты будешь меньше есть».

F

Сергей Гуриев, 22 января 2020


Почему государство не может потратить триллионы рублей, но продолжает отъем денег у населения


В России в 2020 году не будет кризиса. Впрочем, не стоит ожидать и темпов роста экономики выше 2%. Для ускорения роста необходимы институциональные реформы, которые российские власти уже перестали и обещать.

В российской экономической политике сложилась странная ситуация. С одной стороны, президент Владимир Путин, придя к власти, объявил масштабную программу национальных проектов. Правительство и министерства долго пытались посчитать, сколько на это потребуется денег. Выяснилось, что речь идет о триллионах (примерно 8 трлн рублей бюджетных денег за шесть лет текущего президентского срока). После того как источники средств для этих триллионов вроде бы нашли, выяснилось, что правительство эти триллионы потратить не может. В 2018 году бюджет не смог потратить 770 млрд рублей, в 2019 году не был потрачен 1 трлн рублей.

С чем это связано? Жесткие правила выделения бюджетных денег никуда не делись, поэтому к ним не боятся прикасаться только предприниматели со связями на самом верху. Возникает довольно странная ситуация. С одной стороны, правительство не может потратить те деньги, которые есть в бюджете, а с другой — продолжает отъем денег у населения. Проведена пенсионная реформа с заморозкой пенсионных накоплений, с 18% до 20% повышен НДС.

Неспособность потратить деньги красноречиво характеризует качество государственного управления в России. Российское государство занимает командные высоты в экономике, от него зависит, как будут тратиться деньги, но само оно тратить деньги не умеет. С другой стороны, оно знает, что ни на иностранные, ни на частные инвестиции рассчитывать больше не приходится. Масштабный отток капитала говорит о том, что российские предприниматели хорошо понимают риски инвестирования в России, а после введения санкций приток прямых иностранных инвестиций сократился практически до нуля. Поэтому какими бы неэффективными ни были государственные инвестиции, других источников роста у российского правительства не осталось.

Без инвестиций и ускорения экономического роста нельзя добиться ни роста реальных доходов населения, ни преодоления отставания от мировых лидеров. Так не может продолжаться долго. Хотят ли этого российские власти или нет, в ближайшие годы в российской экономической политике произойдут существенные изменения.

В 2020 году (как и в последующие несколько лет) в экономике и политике ключевую роль будет играть проблема транзита власти в 2024 году. Конституция не позволяет сохранить статус-кво. Необходим либо другой президент, либо другая Конституция. Это означает перераспределение ресурсов и полномочий на самом верхнем этаже государственной власти. Каким именно образом произойдет это перераспределение, останется неясным еще несколько лет, но все участники процесса понимают, что им в ближайшие годы нельзя подставляться. А самый простой способ подставиться — это прикоснуться к бюджетным деньгам.

При этом в России есть куда потратить бюджетные средства. Их можно и нужно вложить в человеческий капитал или инфраструктуру. Впрочем, бюджетные расходы дадут эффект только в условиях отсутствия коррупции, а российская власть пока не дает нам возможности предполагать масштабную борьбу с коррупцией. Пока что мы наблюдаем лишь бескомпромиссную войну как раз с теми, кто борется с коррупцией (ФБК).

Без институциональных реформ, способных вернуть предсказуемые правила игры и доверие к власти, в том числе к судебной, не стоит ожидать ускорения роста российской экономики.

F

Сергей Гуриев: ВВП или жизни людей


Современное западное общество дает простой ответ на вопрос, стоит ли спасать жизни людей, даже если это приведет к остановке экономики: стоит, чего бы это ни стоило. Означает ли это, что человеческая жизнь в западных странах бесценна? Не совсем. Жизнь современного американца оценивается сегодня примерно в $14,5 млн. При таких оценках остановка эпидемии коронавируса любой ценой – это не только правильно с этической точки зрения, но и экономически выгодно. Судя по выступлению Владимира Путина 26 марта, в России дела обстоят совсем по-другому. Или, по крайней мере, так считают российские власти.
(расчеты Гуриева по цене жизни смотри по ссылке внизу)

В моей колонке 2003 г. я показал, как при помощи международных сопоставлений можно оценить справедливую стоимость жизни российского гражданина. Тогда у меня получилось около $2 млн. Сами россияне оценивают ее гораздо дешевле даже сейчас. Официальные компенсации родственникам погибших в чрезвычайной ситуации – 1 млн руб. Прошлогоднее исследование страховой компании «Сбербанкстрахование жизни» показало, что россияне считают справедливой оценку 5,8 млн руб.

Впрочем, даже если подставить в расчеты Зингалеса эту сумму (с поправкой на население России и США), то получится 12 трлн руб. – 11% годового ВВП России. Даже если жесткий карантин приведет к экономическому спаду на 10%, то он все равно выгоден с экономической точки зрения – не говоря уже об этических соображениях.

Безусловно, российская и американская системы здравоохранения устроены совершенно по-разному, и оценки стоимости карантина, сделанные Зингалесом для Америки, для России необходимо провести заново. К сожалению, мы пока не видели таких расчетов. Зато мы увидели, что российские власти сделали свой выбор – вместо карантина Путин объявил о «нерабочей неделе». А пакет экономических мер – пока до конца не сформулированный – скорее всего, обойдется российскому бюджету в сотни миллиардов, а не триллионы рублей.

Вполне возможно, что российское правительство считает, что ему не по карману потратить 10–15% ВВП, которые выделяют на борьбу с последствиями карантина западные страны. Российская экономика находится не в лучшем состоянии – отсутствие реформ, санкции и контрсанкции привели к десятилетию стагнации. Цены на нефть (в том числе и вследствие выхода России из соглашения со странами ОПЕК) находятся на очень низком уровне. Но ведь именно для таких кризисов Россия и копила средства в суверенном фонде. На 1 марта в фонде национального благосостояния было накоплено $123 млрд – тогда это было 7% ВВП, по сегодняшнему курсу рубля уже почти 9% ВВП. Конечно, часть этих средств проинвестирована в неликвидные активы. Тем не менее у российского государства есть и другие ресурсы (включая огромную госсобственность). Главный вопрос – это выбор приоритетов. Российские власти долго колебались и сделали свой выбор. Этот выбор очевиден: для российского государства есть более важные вещи, чем жизни людей.

Означает ли это, что, пожертвовав жизнями людей, Россия обеспечит экономический рост? Перефразируя известное высказывание Бенджамина Франклина, можно сказать, что пожертвовавший жизнями ради экономического роста не получит ни того ни другого. То, что страны, в которых человеческая жизнь ценится так дорого, являются самыми богатыми – это не совпадение. Основа современного экономического роста – человеческий капитал. Если не ценить человека, не будет и процветания.

Ведомости



Welcome!!! Is it your First time here?

What are you looking for? Select your points of interest to improve your first-time experience:

Apply & Continue