Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

После приговора.Размышления


Кынев Александр Владимирович- российский учёный-политолог, Специалист в области региональных политических процессов России и стран СНГ, исследований партийных и избирательных систем. Кандидат политических наук, доцент департамента политической науки Факультета социальных наук Высшей школы экономики.

М.Курников― Просто суд говорит, что он (Егор жуков) использовал знания, полученные в университете. 

А.Кынев― На мой взгляд, вся эта история, когда кто-то становится виновным, потому что он слишком умный, — это в известном смысле приговор-диагноз. Нынешней российской власти нужны тупые, исполнительные и со всем согласные. Гуманитарное образование во всем мире всегда призывало людей в первую очередь самостоятельно мыслить.

Как люди становятся философами, как люди становятся философами? Вот приходишь ты учиться, и дают тебе, например, некую философскую доктрину. А ведь в чем особенность философии и политологии? В этих науках нет какой-то единой парадигмы, то есть нет вещей, которые были бы общепризнанными. Это в физике, в математике есть жесткие формулы. Например, закон Ньютона, и его ты должен знать как «Отче наш». Политология, философия, другие гуманитарные науки устроены совершенно иначе.

Допустим, ты изучаешь некую доктрину. В ней две-три школы. Для того, чтобы научиться рассуждать, ты должен прочитать некий текст, который излагает первую точку зрения. И когда ты читаешь этот текст и ты пытаешься понять, как мыслит автора, какая у него философия, как он видит мир, ты понимаешь, что с точки зрения своей картины мира он очень убедителен и логичен.

Потом ты берешь вторую книгу, другого автора с противоположной концепцией. И если ты внимательно читаешь, пытаешься понять, как он мыслит, его систему значений, ты видишь, что он тоже абсолютно логичен в рамках своей системы. А потом, когда ты сопоставляешь, ты видишь, что они говорят абсолютно о разном.

И вот когда человек начинает это видеть и понимать, он становится философом, становится политологом. То есть это умения пытаться сопоставлять и видеть разное, видеть оттенки. Знаете, как в старом анекдоте: «И ты права, дочь моя». Вот философия и политология, они именно об этом.

Поэтому, конечно, фраза, что «использовал полученные знания» и так далее, это, конечно, абсолютный абсурд, это полная демонстрация какого-то совершенно пещерного представления о знаниях, о науке, вообще никакого отношения не имеющего к современному миру. Это просто дикость.

На мой взгляд, если говорить про эту историю с Егором Жуковым и с другими приговорами, конечно, все обратили внимание, все уже перепостили и прочитали выступление, последнее слово Егора Жукова.

Российских политиков всех можно поделить на две группы. Первая группа самая большая, в ней 99%. Это спринтеры. То есть для них есть только здесь и сейчас. Можно пойти на все что угодно, можно предать друзей. Можно совершить какую-то политическую мерзость. Потому что репутация не важна. Важно, чтобы тебя сегодня не уволили. Важно, чтобы ты доказал лояльность политической системе. Может, даже наоборот, ты демонстрируешь, что ты можешь дерзать мерзости, и ты, таким образом, показываешь, что «вот я предан больше, чем собственной совести, больше, чем собственной репутации». Такого человека точно никогда не выгонят. Вот для них есть только здесь и сейчас, у них нет долгосрочного горизонта, у них не может быть никаких выступлений про будущее. У них не может быть выступлений ни о чем, потому что вся их риторика, весь смысл их жизни — это карьера внутри какой-то жесткой системы и только здесь и сейчас, и ничего дальше, никаких горизонтов.

Есть очень маленькое количество людей, их буквально единицы — это марафонцы. То есть это человек, который понимает, что жизнь не кончается сегодня, что реальные политические цели очень далеко, и есть реальные представления, какой должна быть страны, каким должно быть общество, и есть понимание того, что всё это сложно и тяжело, и для того, чтобы достичь этой цели за горизонтом, нужно быть готовым, в том числе, к поражениям, к тому, что тебя посадят, могут даже убить, как убили Бориса Немцова и так далее.

Марафонцев очень мало, потому что марафонцы — это люди, которые готовы жертвовать сегодня ради завтрашнего дня. Таких практически нет. На мой взгляд, у нас из таких ярких политиков первого ряда фактически только Навальный. Почему его боятся? Потому что понимают, что он совершенно другого теста, что он не боится. 

Что он надолго. Потому что он марафонец. Он готов реально сегодня сесть. Он готов сегодня терпеть лишения, потому что его цель за горизонтом. И, на мой взгляд, Егор Жуков — это как раз тоже пример человека, который то, что он делает, он выстраивает в долгу цепочку, которая тоже за горизонтом. Это в российской политике абсолютная редкость.

То есть, скажем, для президента, это иннаугурационная речь, где он обозначает некую повестку на последующие несколько речь, и обычно финальная речь, когда он подводит итоги. Менее значимы, но символичны всякие послания и так далее. Но считается, что самое главное — как ты начинаешь, и как ты заканчиваешь.

Вот выступление Навального и выступление Жукова — это как раз манифесты, то есть то, чего в нашей политике нет.

И, на мой взгляд, продуцируя политические дела, власть сама создает новых кумиров и, таким образом, она сама создает им площадки. Потому что этот суд воздвиг для Жукова политический подиум, которым он совершенно замечательно воспользовался, сделал прекрасный текст, его произнес, прекрасно понимая и отдавая себе отчет, потому что человек очень грамотный, какова цена его политического выступления, как она важна для его политической карьеры на всю оставшуюся жизнь. Он блестяще воспользовался, он молодец.

О выборах в Государственную думу

Во-первых, то, что делает власть сейчас своим немотивированным и чрезмерным давлением на людей, — она ведет к тому, что эта политизация общества ни насколько не ослабевает, она становится латентной. И, я думаю, что она уже такая, самовоспроизводящаяся. В этом смысле , мне кажется, началась некая общественная эволюция в стране, которая будет происходить уже независимо ни от чего. Ее уже ничем назад не загнать. Джинн уже вышел из бутылки. Он может развиваться долго с подъемами, со спадами, но он уже назад не зайдет.

Поэтому, я думаю, что на выборах 21-го года этого счастья, как у власти было раньше, когда нужные люди под ружьем шли голосовать, остальные сидели дома, поплевывали в потолок, его уже не будет. Часть, конечно, будет искренне плевать в потолок, считая, что «когда наступит светлый день, с неба упадет к нам счастье честных выборов, тогда мы и пойдем, а пока не упадет, мы будем всё это игнорировать». Но довольно большое количество людей увидело, что активным поведением может система меняться.

Да, система будет защищаться. Она будет нападать, она будет сажать, арестовывать и так далее. Но это неизбежно. Вы хотите, чтобы они просто взяли и ушли? Никуда они не уйдут. Это старая советская номенклатура конца 80-х, начала 90-х, которая уже настолько обрюзгла, которая уже настолько от этой сытой жизни утратила все навыки самосохранения, что вот как это… произошел август — и все обкомы разошлись.

Вот нынешние чиновники, та часть, которая конъюнктурная, она, конечно, будет ждать, куда ветер подует, туда перебежит, но та часть, которая понимает, что им ничего не светит, он, конечно, будут защищаться.

Я думаю, что такие люди как господин Золотов, другие люди — это люди, которые будут защищаться до последнего, потому что они прекрасно понимают, что это последний и решительный бой.

Эхо

Antonio Vivaldi- Лето. Исполняют задорные польские молодки.

Vivaldi Four Seasons-Зима. Время никому не подвластно.

Welcome!!! Is it your First time here?

What are you looking for? Select your points of interest to improve your first-time experience:

Apply & Continue