Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

КОГДА ЖЕ РОСТ?

В перерывах между концертами.

Сегодня хочется поговорить не о политических притязаниях лидера, а о бренной экономике. Что не так, почему не растем должным образом (повторюсь, откинув политику, хотя она здесь заправляет). Как всегда-мнение специалиста.

Антон Табах с Карнеги пишет:"С переходом Мишустина на пост премьера возникает два вопроса – будет ли ФНС еще жестче подходить к сбору налогов и куда будут направлены управленческие таланты нового премьера. Скорее всего, на высшем уровне признали, что на стороне сбора доходов уже наведен порядок и прозрачность. Теперь надо навести такой же порядок на стороне расходов – как крупных и корпоративных (нацпроекты), так и мелких, но массовых (разнообразные социальные пособия). Оптимизация и целевое направление расходов, а не увеличение сбора налогов – вот основная цель анонсированной системы контроля за доходами домохозяйств. Возни с налогоплательщиками-физиками много, шума от взысканий тоже – а выхлоп невеликий."

Одной из своих задач Мишустин назвал цифровизацию экономики.

Поможет ли это в итоге перейти к росту экономики, так необходимому Кремлю для реализации своих планов?

Елена Ведутазаведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики Факультета государственного управления МГУ им. Ломоносова-

премьер-министр заявил о цифровизации реального сектора экономики, – это очень хороший посыл. Но вопрос, как собираются цифровизовать этот реальный сектор, здесь очень много проблем. Если оцифровать то, что у нас сегодня происходит, то от такой «цифры» нам никому легче не станет. Потому что проблема сегодня состоит в том, как создать условия, при которых наш реальный сектор будет развиваться и желательно в том направлении, в котором нужно нам, людям, и государству. Цифровизацией люди занимались начиная где-то с XVI века, когда появился знаменитый статистик Уильям Петти, который, кстати, поставил конкретную задачу еще в XVI веке, как изменение налогообложения повлияет на рост или падение национального дохода страны. Вот на сегодня мы даже не в состоянии поставить и просчитать даже эту задачу, которой интересовались в XVI веке, понимая, что слишком много налогов, это тоже для государства не есть хорошо. А сегодня стоят гораздо более серьезные системные вызовы в том плане, что нынешняя экономическая система, в которой мы живем, нацелена, к сожалению, на дальнейший развал реального сектора экономики, потому что мы столкнулись с проблемой, что у нас есть монополистический сектор, у нас есть баланс интересов, и поэтому везде одни и те же проблемы, и мы видим, что происходит в принципе в мире, это не только для России серьезная сегодня ситуация, так же и Трамп, который мечтает об активизации промышленной политики, сталкивается с серьезными проблемами. В принципе мир столкнулся с тем, что время такого чисто монетарного подхода к управлению экономикой показывает, что этот подход не работает с точки зрения расчета нужных производственных взаимосвязей в экономике, которые действительно будут выпускать нужный продукт для людей. Это проблема глобального кризиса.

Вот, к сожалению, на сегодня, как идет цифровизация, если взять, допустим, мы очень много потратили на цифровизацию топливно-энергетического комплекса, во что она превратилась, цифровизация? Набор таблиц с очень большим множеством показателей. Это значит, что какая-то девочка на работе, может быть, даже не одна, сидят и заполняют эти таблицы. Возникает вопрос, для чего, с какой целью. Какая дальше пойдет процедура обработки этой информации? Что нам даст это на выходе? Как повысит эффективность принятия каких-то управленческих решений? Да ничего, просто собирали, ну и собрали. И вот когда мы все эти данные соберем, мы включим какую-то математическую модель, функцию… Обратите внимание, математическую, не то что есть профессионал, специалист данной сферы, он знает задачи данной конкретной отрасли, он профессионал данной отрасли, он знает и алгоритм решения конкретной задачи конкретного огромного предприятия. Нет, мы говорим, что не нужны его знания, сейчас придет математик, он будет собирать огромное количество данных, применит известные ему математические, абсолютно абстрактные методы, и вот эти методы позволят обработать эти данные и чего-то тебе на выходе дадут. Что они тебе на выходе дадут? Да ничего. 

Ну, я сразу скажу, что вот такая цифровизация, то есть намерение контролировать полностью доходы и расходы домашних хозяйств, она не имеет никакого отношения к цифровизации экономики таким образом, чтобы она развивалась в направлении улучшения жизни людей. Поэтому я так думаю, что те, кто «цифруют» наше поведение, очень надеются, что посредством усиления таким образом контроля можно будет хоть как-то управлять людьми, но при этом опять-таки экономика в связи с тем, что модель та же...Но если мы учтем, что тот же бюджет продолжает делиться по интересам, не по расчетам. Второе, вы не забывайте, у нас даже приватизация продолжается, пусть не огромная, но продолжается. Это значит, что будут у нас люди, которые легально будут зарабатывать огромные дивиденды, иметь огромные доходы, и все это будет абсолютно закон. И вот данная система контроля за нашими расходами абсолютно не будет противоречить тому, чтобы и дальше в нашей стране продолжало расти социальное расслоение. 

Александр Денисов: То есть цифровизация ведет к социальному расслоению, чтобы его упрощать?

Елена Ведута: Она не ведет, она не мешает продолжению того экономического курса, который сегодня продолжается, она его «цифрует», она его не изменяет. Единственное, она усиливает контроль за доходами и расходами вот таких вот всех социальных слоев, к которым мы с вами и относимся тоже, больше ни-че-го.

Вот то, что прописывается сегодня, мне напоминает тот период, когда перед страной в 1960-х гг. стояла задача автоматизировать полностью управление экономикой страны, тогда отвечал за эту автоматизацию как раз академик Глушков, потом так активно участвовал математик Моисеев. Оба не были экономистами, и перед ними стояла задача везде поставить вот эти наши новые ЭВМ, которые должны стоять на всех заводах... и ничего страшного, что эти ЭВМ занимали огромные площади на заводах, что люди не понимали, как их использовать, для чего их использовать, их все-таки ставили, страна спешила обогнать Соединенные Штаты по количеству внедряемых компьютеров везде, на всех рабочих местах, каждый директор имел в результате ЭВМ, но поскольку самое главное, задачи, которые должны были просчитываться на этих ЭВМ, не были поставлены, не было алгоритмов их решения, то, соответственно, очень такая типовая была картина, что директор сидит и играет в карты на этих компьютерах.

Александр Денисов: А что, не было задачи, например, просчитать, почему у нас дефицит штанов, или ботинок, или пальто, например?

Елена Ведута: Нет, дефицит штанов был связан с тем, что так хотела номенклатура, чтобы цены на штаны были заниженные, или номенклатура устанавливала цены через Госкомцен, чтобы цены были на что-то завышены, был дефицит и все остальное. То есть компьютер не решает проблемы ценообразования. Другое дело, что перед страной начиная с 1950-х гг., когда мы стали второй страной биполярного мира, существовала серьезная проблема, как повернуть экономику в сторону улучшения жизни людей. И просто так с военных рельсов, представляете, огромный, сложнейший комплекс, который представляла наша страна, повернуть вручную в сторону улучшения реальных доходов граждан, это было невозможно.

Понятно, что просчитать все связи, новые производители, чтобы это произошло, требовалась, конечно, помощь современных каких-то вычислительных средств, особенно ЭВМ, это как рождение, нам повезло, что появилась такая машина, нам повезло, что появился Интернет, это все очень здорово. Но нам не повезло, что до сих пор, вот начиная с 1950-х гг. мы не понимаем, что собой представляет экономика. Ну что значит «мы»? – так во всяком случае руководство начиная от Хрущева очень волюнтаристски относилось к экономике, и вот пошло-поехало.

Вот опять-таки цифровизация, конечно, нужна, потому что экономика – это очень сложный объект. Но так, как ее сегодня «цифруют», в направлении типа того, что мы сделали национальные проекты, но как мы их сделали? Вот если мы хотим, чтобы они были реализованы, надо понимать, что экономика как живой организм: если мы хотим ею управлять, мы должны учитывать обратную связь, насколько она слышит, как мы ею управляем сверху, то есть должна быть такая живая система управления как раз с помощью тех возможностей, которые сегодня создают цифровые технологии, но при этом с учетом обратной связи.

 Поскольку мы безграмотно подходим к управлению экономикой, не кибернетически, не динамически, а вот именно приказ издали – ну и что? А экономика не слышит. Другой приказ. Кто виноват? Экономике абсолютно все равно, кто виноват. Мы потеряли управление экономикой, а чтобы его восстановить, тут, извините, без кибернетики... Заметьте, не цифровизации в таком смысле, что просто «цифруем» то, что есть, а без кибернетики, без учета обратной связи, что там происходит внизу, что могут делать наши предприятия, насколько наши желания и вот возможности производителей действительно согласованы.

Ведь, знаете, мы можем к чему угодно призывать и заклинать, к астрологам обращаться, но если не учитывается реальное состояние экономики в режиме реального времени, что как раз и позволяют обеспечить возможности современных технологий, в частности big data, то она так и продолжит свой путь вниз. Но тут возникает вопрос, а как это услышать, какая нам нужна исходная информация, чтобы действительно ее могли с использованием соответствующих алгоритмов переработать и понять, куда нам направить свои инвестиции.  Поэтому тут нужно понимание того, как идет процесс вот этого согласования, что мы хотим и что мы можем. Если мы вообще не можем то, что мы хотим, значит, мы должны понимать, требуется какая-то корректировка наших желаний, пока мы не выйдем на пропорциональность, на баланс развития экономики в желаемом направлении. Знаете, это как создать машину, которая может управлять экономикой: люди заказывают, как и государство, куда мы хотим двигаться, а благодаря тому, что появляются новые технологии, имеются в виду технологии в самом производстве, которые дают нам возможность больше производить нужного продукта при данном объеме затрат, мы можем двигаться очень быстро.

Александр Денисов: Елена Николаевна, Тамара, простите, чтобы въесться окончательно в тему: а можно мы, так сказать, от конечного результата будем прыгать? Вот мы знаем, нам нужно больше 3% рост ВВП ежегодно – все, давайте внесем формулу, пусть нам кибернетика просчитает, что мы делаем не так.

Елена Ведута: Можно я сразу отвечу? Поскольку я занимаюсь профессионально системой национальной счетов ООН, я вам скажу, что ВВП – это очень «грязный» показатель, который вообще ничего не показывает, понимаете? Поэтому ориентация на ВВП, есть он, нет ВВП. Мы видим что? – цены, налоги, зарплаты.

 Когда говорят, что давайте увеличим инвестиции в соответствии с последним посланием президента с 21% до 25% в составе ВВП, я могу сказать сразу, что у нас этого не будет. Почему? Потому что ведь не просто мы взяли, деньги нарисовали и сказали: «Экономика, давай-ка сюда, расширяйся». А как мы произведем вот эти станки, которые нам обеспечат развитие материально-технической базы? Нам что, рынок скажет: «О, вот станок по спросу появился»? Нет, все гораздо сложнее. А как вот этот станок будет выпущен другими станками? Вы понимаете, в чем проблема? На это рынок не ответит. А кто эти станки произведет? Мы, как правило, ищем, кто нам поможет продать их. Мы даже никак не можем избавиться от проблемы с импортозамещением.

Вот понимаете, наша страна уникальная, вообще прекрасная страна по большому счету, потому что мы с вами удивительные дали темпы роста благодаря тому, что мы просчитывали вот эти производственные связи, чтобы превратить страну в такой единый народнохозяйственный комплекс, который работал, в частности, блестяще сработал на победу в войне и на восстановление экономики. Но дальше возникли перед нами тяжеленные задачи, вот как дальше развиваться с учетом того, что сегодня появились новые технологии. Они помогали бы нам эту задачу решить в сторону улучшения жизни людей соответствующей системой алгоритмов, которые, как я сказала, согласовали, что мы хотим, с тем, что мы можем, с обратной связью, кибернетика.

Но почему-то партийная номенклатура предпочла как-то думать не о науке кибернетики, как ее внедрить в практику управления, а больше вот Хрущев стал заниматься волюнтаризмом, дальше хуже. И вот сейчас возникает вопрос, как нам развивать сегодня реальный сектор. Мы, развиваясь по плану, пришли к такой позиции, что самые болезненные процессы развала идут именно в нашей стране, вот эта рыночная экономика просто громит тот самый план, который существовал в Советском Союзе, и продолжает.

Поэтому пока мы будем придерживаться в том, как концепции хаоса, составлять бюджет пальцем в небо и «цифровать» этот хаос, при всем уважении к тому, что делается, я надеюсь, что в налоговой системе, там... Вот действительно люди жаловались справедливо, там легко сделать так, чтобы документооборот стал простым для любым предпринимателя, это не проблема, этим надо заниматься так же, как и хотят оцифровать, допустим, понимать, кому дать социальную поддержку. Но экономика остается, самое главное, за кадром, и призыв Мишустина «давайте «цифровать» реальный сектор» можно понять по-разному.

Я очень надеюсь, что эта цифровизация пойдет в сторону кибернетического подхода, понимания, что происходит с экономикой, координация деятельности наших всех отраслей, которая сегодня каждая сама по себе и «цифрует» все, что она хочет, без интегратора, о чем мы говорим. И наконец-то в этом случае страна имеет шанс первой выходить, как локомотив, на настоящие устойчивые темпы роста реальных доходов граждан. В противном случае мы будем дальше уходить в цифровой хаос, попытки контролировать доходы людей, их расходы, то есть силовыми такими цифровыми методами держать ситуацию в стране, закончится все равно очень плохо, хаос будет нарастать еще быстрее.

Поэтому надо понимать, что любой контроль, для того чтобы в стране был порядок и она развивалась, требует налаживания модели управления экономикой в сторону реальных доходов граждан, это аксиома, другого пути нет. Значит, мы будем ждать, я даже думаю, что вначале будем заняты вот этой цифровизацией доходов и расходов людей, а потом, безусловно, придут к пониманию того, что без координации деятельности отраслей экономики в интересах страны дальше ситуация будет очень опасной.

ОТР

Я не раз пытался в полемике с С.Блиновым высказать мысль, что не единой РДМ жива экономика. Монетизация, возможно, работала в первой половине 20 века. А вот и ВВП уже не такой уж важный показатель. Ориентация на рост доходов населения-такая простая мысль (для обеспечения роста экономики). В этом можно убедится, сравнивая показатели в разных странах. Но всегда что-то мешает. Это и преобладание частных интересов небольшой влиятельной кучки людей, и монополизация экономики, и отсутствие конкуренции и СВОБОДЫ!

Сегодня, под настроение, один из лучших альбомов 

Electric Light Orchestra -Eldorado



Продолжение следует?!

Welcome!!! Is it your First time here?

What are you looking for? Select your points of interest to improve your first-time experience:

Apply & Continue