Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

ВЫПЛЕСК ИЗ НУТРА

ИСКРЕННОСТЬ

Владислав Сурков обладает политической интуицией и голова у него работает. Согласно своим убеждениям. Насколько убеждения соответствуют интересам страны или существующей элите рассудит история. Как и все происходящее в новом веке с Россией. 

Народ у нас разный и мнения у него разнятся. Во многом под влиянием масс-медиа. Или под влиянием конкретных личных интересов. Например, большая часть бюджетников и многочисленных госслужащих и сотрудников госпредприятий за существующий порядок. Имеют право, как и любой гражданин. 

А существует ли в народе подспудное чувсто некой нереальности, где все должно быть устроено по другому? И прорвется ли оно наружу?

Из интервью  с Владиславом Сурковым:

"Потому что в детстве сильно испугался, когда впервые осознал, что все время, абсолютно непрерывно о чем-нибудь думаю. Что в мою голову безостановочно лезут разные мысли — хорошие, плохие, умные, глупые, свои, чужие, очень много, слишком много мыслей. 

— Дмитрий Песков сообщил, что Вы были у президента незадолго до опубликования указа об увольнении. О чем говорили? 

— О том, о чем счел нужным говорить президент. Я же со своей стороны был рад возможности сказать ему слова огромной благодарности. За то, что он позволил мне 20 лет работать на него. И в меру сил участвовать в его великих делах. Было круто. Большая честь для меня. 

— Вы еще в 13-м году хотели уйти..

— Мне интересно работать в жанре контрреализма. То есть, когда и если надо действовать против реальности, менять ее, переделывать. Пока проект проживает стадию становления, развития, роста, в нем интересно участвовать. Есть место для новых идей. При столкновении замысла с реальностью происходит распад старых структур и синтез новых, от этого идет активный выброс энергии. Весело. 

...Я долго занимался внутренней политикой. Политическая система и основы новой государственности были созданы. И в 13-м году пришло время уходить.

Я и ушел было. Но тогда вернулся на госслужбу. Были причины. И еще потому, что получил уникальную возможность самому выбрать проект. Выбрал Украину. Чисто интуитивно. Никто мне не подсказывал и сам я ничего не знал. Да и никто наверняка не знал. Я почувствовал просто, вернее, почуял — будет большое дело. Догадался уже тогда, когда ничего еще не начало происходить, что будет настоящая борьба с Западом. Серьезная. С жертвами и санкциями. Потому что Запад не остановится ни перед тем, ни перед другим. Да и мы за ценой не постоим. Правда, предчувствовал. Сам сейчас удивляюсь, как я это предвидел летом еще 13-го года. 

 Вы не разочарованы в системе, которую создавали, из-за того, что для Вас в ней в итоге не нашлось места? 

— Нет, конечно. Наоборот. Это сильная система. Нужная для страны. Мое тщеславие навсегда удовлетворено тем, что я приложил руку и голову к строительству нового русского государства. А если по ходу строительства этого мощного здания какой-нибудь отдельно взятый вольный каменщик вроде меня свалился с лесов, здание ведь от этого ни ниже, ни хуже не стало. 
 Что Вы думаете об Украине, о ее перспективах, о будущих отношениях с Россией? 

— Украины нет. Есть украинство. То есть, специфическое расстройство умов. Удивительным образом доведенное до крайних степеней увлечение этнографией. Такое кровавое краеведение. Сумбур вместо государства. Борщ, Бандера, бандура есть. А нации нет. Я , как ни странно, укрооптимист. То есть, считаю , что Украины нет пока. Но со временем она все-таки будет. Хохлы ребята упрямые, они сделают. Однако, какая именно это будет Украина, в каких границах она будет существовать и даже, может быть, сколько будет Украин — вопросы открытые. И в решении этих вопросов России так или иначе предстоит участвовать. 

Отношения с Украиной никогда простыми не были, даже когда Украина была в составе России. Украина для имперской и советской бюрократии всегда была делом хлопотным. То атаман Полуботок подведет, то западенцы к Гитлеру переметнутся. Принуждение силой к братским отношениям — единственный метод, исторически доказавший эффективность на украинском направлении. Не думаю, что будет изобретен какой-то другой. 

— Предстоящей реформой российской конституции интересовались? 

— Мне неизвестны планы на эту тему. К тому же, там нет еще текста окончательного.  Хотя какие-то обнадеживающие сообщения были. Вроде должны искоренить этот подрывной тезис, что международные договоры для России выше ее собственных законов. Давно пора эту норму убрать. Пока она есть, наша демократия не может считаться вполне суверенной. 

Надеюсь еще, что будет покончено с мнимой независимостью местного самоуправления от госвласти. Ведь все знают, что нет ни экономических, ни социальных, ни психологических предпосылок для такой независимости. Любого губернатора спросите, он вам скажет — офф рекорд, конечно, но точно скажет — что давно пора встроить муниципалитеты в общую вертикаль госуправления. И прекратить профанацией заниматься ради видимости евроценностей. 

Если будут в итоге как-то уточнены полномочия президента, а вроде бы об этом тоже говорилось, то правовая логика приведет к необходимости заново начать отсчет президентских сроков. Потому что с новыми полномочиями это будет уже как бы другой институт президентства. На него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства. Во всяком случае, если власти не пойдут на новый отсчет, они сильно погрешат против юридической чистоты. Это мое частное мнение, конечно. Но основанное на опыте законотворчества. 

У нас уже по факту, естественным образом сложилась не просто президентская, а гиперпрезидентская форма правления. Она органична для нашей политической культуры и, мое мнение, ее надо формально-юридически закрепить. 

— Ничего сенсационного для интервью не заготовили? Какой-то инсайд, может быть? 

— Ни в коем случае. Корпоративная этика: всегда говори то, что думаешь; никогда не говори то, что знаешь."

ИНТЕРВЬЮ




Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить