Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

КОРОЛЕВСТВО-ПРОСТАЯ ФОРМУЛА ЭКОНОМИКИ

Movchans, [20.03.20]
«Рубль отвязался от нефти!» – говорили они

Очень долго нам говорили: «вы держитесь за свою нефтяную формулу – рубль отвязался от нефти!». Да – рубль стоил существенно дешевле своего расчетного значения по нашей знаменитой регрессии (между одной и двумя стандартными девиациями). И правда – ЦБ РФ и российский бюджет вместе научились тогда держать рубль дешевым и выигрывали у рыночной реальности около 5 рублей на доллар – однако рубль достаточно четко шел в горизонтальном коридоре параллельно нефти.

Но на нефтяном море разразился первый за несколько лет шторм. И в течение одной недели рубль вприпрыжку прибежал к своему расчетному значению, а затем полетел дальше. Вернее, как раз не полетел – полетела нефть, а рубль завяз и отстал от расчетного уровня. Для сегодняшней нефти рубль должен стоить 85-87 за доллар. На 20 марта ЦБ устанавливает курс в 80 рублей за доллар. Это тот же самый интервал от 1 до 2 стандартных девиаций, но только с другой стороны! Держит рубль не только валюта, продаваемая неведомыми защитниками рубля (видимо ЦБ с кем надо договорился), держит его и инертность рынков (далеко не все еще продали свои рублевые инвестиции, которые они так гордо растили в течение пары лет, чтобы весь рост с процентами потерять за неделю), и банальная нехватка ликвидности (об этом наш ЦБ всегда не забывал). Но вечно держать не получится, все равно рубль стремится к расчетным уровням – такую магическую роль играет нефть в нашей жизни.


В идеальном мире курс рубля, например, к доллару менялся бы в соответствии с инфляцией — грубо говоря, если в России инфляция 7%, а в США — 2%, то рубль дешевел бы к доллару на 5% (так называемый расчетный курс).

Однако даже беглый анализ показывает, что курс рубля к твердым валютам нестабилен и соотношением инфляций не определяется. На него существенное влияние оказывает спрос на рубль со стороны экспортеров — продажа нефти за рубеж с последующей реализацией вырученных долларов за рубли заставляет рубль стоить существенно дороже расчетного значения.

Получается, что для измерения своей будущей покупательной способности (особенно учитывая, что в России 30% потребления — импорт), да и просто для оценки рисков своих инвестиций в России, нам недостаточно прогноза инфляции — нужно понять механику изменения курса рубля.

Так от чего же зависит курс рубля? Cуществует очевидная линейная зависимость между ценой нефти и курсом российской валюты: чем выше стоимость нефти, тем сильнее реальный курс рубля отклоняется от расчетного значения.

Остается вопрос: что будет с ценой на нефть? Ответ неожиданно дает другой биржевой товар — золото.

На протяжении 35 лет золото вело себя как идеальный цикличный товар — за ростом до $1700 за унцию в 1980 году (в долларах 2013 года) последовал длительный спад, затем — подъем, к 2012 году цены вернулись на прежние пиковые уровни и вновь устремились вниз. Природа этой цикличности — в отношении к золоту как к антиинвестиции, спасающей от рисков. Профессиональные инвесторы «уходят» в золото во время экономических спадов, провоцируя рост котировок, на который «откликаются» спекулянты. Они создают вокруг золота огромный рынок структурных продуктов, необеспеченных «золотых счетов», продаж с плечом. И наконец, массовые инвесторы, поддаваясь массированной пропаганде, предвещающей крах доллара, рынков и возврат к средневековой схеме расчетов через золото, принимают эстафету.

Остается вопрос: что будет с ценой на нефть? Ответ неожиданно дает другой биржевой товар — золото.

На протяжении 35 лет золото вело себя как идеальный цикличный товар — за ростом до $1700 за унцию в 1980 году (в долларах 2013 года) последовал длительный спад, затем — подъем, к 2012 году цены вернулись на прежние пиковые уровни и вновь устремились вниз. Природа этой цикличности — в отношении к золоту как к антиинвестиции, спасающей от рисков. Профессиональные инвесторы «уходят» в золото во время экономических спадов, провоцируя рост котировок, на который «откликаются» спекулянты. Они создают вокруг золота огромный рынок структурных продуктов, необеспеченных «золотых счетов», продаж с плечом. И наконец, массовые инвесторы, поддаваясь массированной пропаганде, предвещающей крах доллара, рынков и возврат к средневековой схеме расчетов через золото, принимают эстафету.

Но экономика разворачивается, профессионалы начинают переходить в рыночные активы, и котировки золота летят вниз к равновесным значениям. При физическом спросе на золото, не превышающем половины предложения, и необходимости платить за владение металлом (золото процентов не приносит, а место в хранилище стоит денег) никакой другой «ценности» кроме хеджа в кризис в золоте нет.

Нефть, по общему убеждению, имеет куда большую потребительскую ценность, и, казалось бы, ее цена должна зависеть от большего числа факторов. Но при сравнении нас ждет неожиданность: стоимость золота, выраженная в нефти, колеблется вокруг 16 баррелей за унцию. Если в 1978 году соотношение было 13,8, то сегодня это 13,5. Более того, пики и провалы в цене на нефть следуют непосредственно за пиками и провалами в цене на золото — запаздывая примерно на 9–10 месяцев. Золото ликвиднее, и движение цен в нем происходит быстрее, что несколько смазывает картинку, но при выражении стоимости третьего товара через золото и нефть (например, индекса DJIA ) полное совпадение поведения цен становится очевидным.

F

(Статья от 2013 года, графики не отражаются, предлагаю поверить по смыслу.)



В сущности, задача «разоблачения» рубля не может не иметь тривиального решения. Мы знаем все существенные экономические параметры международного и российского рынков, от которых может зависеть стоимость рубля. Мы будем использовать простейший метод линейной регрессии, который чаще всего хорошо работает в экономике. В нем используется линейное уравнение, в котором справа от знака равенства стоит сумма произведений неизвестных коэффициентов на значения известных нам параметров (например, курс евро, размер ВВП, размер инфляции, значение индекса S&P), а слева – курс рубля к доллару.

Метод состоит в том, чтобы найти такие коэффициенты, при которых в любой момент времени (значения параметров со временем очевидно меняются, значения коэффициентов – нет) равенство соблюдается наиболее точно (для точности стоит заметить, что «наиболее точно» тоже имеет определение: сумма квадратов отклонений от равенства для всех моментов времени должна быть минимальной). Получаемые коэффициенты указывают значимость того или иного параметра. Если коэффициент, скажем, при индексе РТС окажется равным нулю (или около нуля), это будет означать, что между индексом РТС и курсом рубля нет связи. Если он будет большим и положительным, это будет указывать на прямую связь РТС и курса рубля. Если большим и отрицательным – на обратную.

Как это ни парадоксально, использование модели с единственным параметром – ценой нефти марки Brent1 – позволяет получить стабильно надежные результаты, превосходящие другие модели по точности оценки справедливого курса рубля на прогнозных периодах. Мало того, эта модель, построенная на данных с 2000 по 2004 год, позволяет давать приемлемую по точности оценку курса рубля вплоть до сегодняшнего дня.

Правая шкала – процентное отклонение оценки курса пары USD/RUB от его рыночного значения

Вывод очевиден – справедливый курс рубля на сегодня можно с достаточной точностью оценить, базируясь лишь на двух основополагающих факторах: соотношении инфляции в России и США (при расчете регрессии закладываются в значения курса) и стоимости нефти марки Brent, которая является бенчмарком для марки Urals (результаты практически нечувствительны к выбору марки нефти).

Такая зависимость не является случайной гримасой статистики и, судя по всему, не временное явление. Коэффициент при стоимости нефти в уравнении регрессии оказывается крайне стабильным: на небольшой выборке, которую мы используем для построения зависимости (2000–2004), он равен минус 0,47, в то время как его лучшей аппроксимацией при включении в расчет всех 17 лет является минус 0,52. То есть то же значение, что и для периода 2000–2008 годов, с отклонением от полученного на интервале 2000–2004 годов значения коэффициента всего 10%.

Интересно также, что представленная модель очень устойчива с точки зрения волатильности результатов. Прогноз, сделанный на основе данных с 2000 по 2004 год, даже в 2017 году дает отклонение всего на 12,2% от реальных данных, а модели, построенные на выборках, включающих большее количество лет, дают еще более точные результаты на прогнозном периоде.



Как видно, рубль не только представляет собой валюту, достаточно жестко привязанную к стоимости нефти марки Brent и более ни к чему, но и характер этой привязки не меняется с годами. Первые 17 лет XXI века (со всеми «модернизациями», «реформами», «диверсификациями» и прочее) эту привязку никак не ослабили. Скорее наоборот – чем дальше, тем более точно рубль следует за ценой на нефть. Во времена золотого стандарта государства, выпускавшие бумажные деньги, обязались выдавать их предъявителям соответствующий объем физического золота по требованию. Судя по всему, мировой (да и внутренний) рынок убежден, что нефть является единственным активом, которым Россия может покрыть свои обязательства.

Тем не менее регрессия дает только оценку, а реальный курс все время немного отличается от расчетного. Остается вопрос, насколько на динамику курса рубля влияют прочие факторы, прежде всего действия Центробанка, который часто заявляет, что занят «таргетированием» – то напрямую курса рубля, то процентных ставок, то инфляции. Существуют и другие факторы, о которых много говорят, – например, введение санкций против России. Наконец, кажется, что курс рубля не может не зависеть от изменений на глобальных рынках.

МЦК

Welcome!!! Is it your First time here?

What are you looking for? Select your points of interest to improve your first-time experience:

Apply & Continue