Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

ИСПОВЕДЬ

Впечатленный зрелищем соцреализма, Монтан купил целый чемодан нижнего белья советского производства и по приезде в Париж устроил свою выставку.

 Алексей Шварц, координатор в Кургане

Я был далек от политики. Я же молодой ученый, даже проводил областные форумы молодых инженеров Зауралья. Занимался научной работой в области возобновляемых источников энергии, а именно термоэлектричества (это создание бесфреонового генератора и холодильника). Технология поможет нам наконец-то снять Россию с нефтяной иглы. Но я упёрся в стену: всё, что можно было сделать в голове, я сделал, нужны были деньги на эксперименты. Пошел подаваться на гранты вузовские и областные. Мне сказали: «Тема хорошая, но мы так не работаем. Нужно фифти-фифти. Мы оформляем грант, но 50% наши». Я говорю: «Я не жулик и не вор. Пойду до конца. Тема, сами говорите, хорошая».

Начинается конкурс, комиссия одобрила проект, пожелала мне успехов. А в день вручения премий мою фамилию не называют. Зато третье место занял парень, придумавший технологию, на основании которой любой колхозник сможет понять, куда надо меньше кинуть навоза.

Прихожу к своему руководителю, плачусь, а он: «Алексей, что ты хотел? Страна такая, здесь ученые не нужны. Здесь нужны всякие дураки с навозом и эти распилы грантов».

 Потом во второй раз, когда на грант подавал, уже вузовский, нужно было иметь в команде человека, у которого есть куча статей. А наши статьи не пропускали, потому что мой научный руководитель всегда критиковал действующую власть, которая не помогает науке. Он еще раз прочитал мне лекцию про коррупцию, про Навального. 

Понял, что надо что-то делать, поддержать. Всё, что я мог сделать для науки в России, сделал. Потом когда-нибудь своими силами буду искать венчурный фонд. А пока посвящу себя строительству прекрасной России будущего.

Я пошел в штаб в надежде, что все получится исправить, что Навальный — это тот человек…  На первой лекции о том, как вести себя с полицией, нас жестко напугал юрист штаба. Он наговорил столько страстей, я думал, боже, как с этим быть? Очень боялся выйти даже на раздачу листовок. Вышел просто пофотографировать ребят — меня задержали. Я понял, что всё, затянуло, придется идти и бороться. Потом задерживали еще несколько раз. Самое абсурдное было, когда я клеил наклейку «Навальный-2018» — восемь полицейских нас обезвреживали. У них была целая спецоперация: на затонированном черном Ford Focus выжидали, чтобы схватить у остановки. Они думают, что ты продажный, действительно у тебя какие-то деньги Госдепа. Мне они почему-то часто говорили, что меня Меркель спонсирует. 

Сейчас я координатор штаба Навального в Кургане и, собственно, его единственный сотрудник. Мы боремся с добычей урана в Курганской области. У нас его добывают методом скважинного выщелачивания, он экологически чистый, но только в песчаниках и в пустынях — например, в Казахстане. А у нас добывают уран в огородах у людей в Шумихе. Уран вызывает мутации. 

До пенсионной реформы было однозначно: Путин — наш царь и бог, а Навальный — мерзавец. Когда я занимался экологическим активизмом, писал про пенсионную реформу, меня начали читать, поддерживать, репостить. Говорили: «Алексей, ты хороший парень. Зачем ты с Навальным связался? Он плохой. Ты-то хороший, а Навальный он же за деньги Запада, он страну развалить хочет». Когда выложил фото с Навальным, от меня сразу полтысячи человек за вечер отписались. Потому что он якобы агент либо Кремля, либо Запада. Теперь часть народа после обысков подписалась обратно.

В Кургане в Думу прошли 9 человек от оппозиции — раньше было не более 5. 

Все было спокойно, мы отдыхали. И тут бац — просыпаюсь от того, что разрывается звонок, дверной глазок залеплен, но не до конца: вижу внизу кучу ног в берцах. Иду спокойно ложусь в кровать. Открываю чат и вижу, что у ребят такая же беда, у кого-то уже штабы начали взламывать. Я быстренько удаляю мессенджеры, прячу в разные места ноутбук рабочий, загранпаспорт. Слышу визг пронзительный болгарки или бор-машинки — начали выпиливать дверь. Торопиться уже нет смысла, звоню адвокату, говорю: «Приезжай скорее».

Потом они открывают парадную дверь, влетает еще ОМОН. Два отряда было в доме, человек 20. Просто некуда было ступить. Показывают мне предписание, мол у меня как у координатора штаба Навального есть 75 млн, и их надо бы найти.

Но дома у родителей было страшнее. Следственный комитет и ОМОН не поленились ехать два часа по разбитым дорогам в деревню, куда даже письма иногда не приходят. Они нашли адрес моих родителей и стали искать эти 75 млн. Родителям почему-то сказали, что ищут 25 тысяч рублей. Искали в погребе, в колодце. Смешно. Они пришли в сарай и лазили в стойле у баранов.

Увидели какой-то странный силуэт на огороде, побежали туда, а это оказалось пугало. Родители покреативили, сделали его в духе «Крика». 

Разозлились, стали всё сбрасывать с полок, копались в моих детских рисунках. Родителям говорили: «Выпишите своего сына и не будем доставать вас». У матери всё спрашивали, за кого она голосовала, за кого голосую я. Она сказала: «По-умному голосовала». Выдернули провода у компьютера сестры-первоклашки, сим-карту у нее утащили, чтобы она в интернет не выходила. Отыгрались в деревне.

Когда перевыпустил сим-карту и решил проверить счет, вижу в приложении долг в 7,5 млрд. Я физик по образованию, математику хорошо знаю, тройные интегралы считали. Я такой суммы даже не видел, глазам не верю. Вбиваю сумму в онлайн-калькулятор, нажимаю «озвучить», компьютер произносит вслух: «Семь миллиардов». Я: «Блин, да ну!» Делаю скриншот. Кинул в Twitter, твит разлетелся очень быстро, СМИ начинают подхватывать. Пишу в Тинькофф, говорю: «Что за дела?» Они говорят: «Извините, мы ошиблись, всё исправим». Ну, хорошо. Спасибо, исправили на 75 млн и еще повесили мне этот долг теперь на сим-карту.

Хочу сделать в Кургане все возможное, чтобы сформировать сильную команду, буду им помогать, а сам уеду в Москву, в ФБК. У меня есть силы, возможности. Правда, сейчас я под подпиской о невыезде. Заведующий кафедрой вымогал у меня взятку, я его разоблачил — записал все на диктофон. У нас в вузе так устроено — в день экзамена надо обязательно напоить. Они даже стол заказов делают: я буду такое-то вино, такой-то коньяк, принесите такой-то пирог, обязательно принесите какой-то подарок. Это коррупция. Я не позволю. Не позволил. Чтобы подтвердить, что он взятковымогатель, нужно было пойти до конца, то есть зафиксировать передачу взятки. 

Софья Адамова (в сокращении)

К чему это я. А это подтверждает слова В. Соловья, что власть боится, что в Кремле уверены о зарубежном спонсировании, что коррупция проникла во все поры государства, что они наделают ошибок. Так может и все остальные предсказания верны?

Продолжаем слушать замечательный Crosby, Stills, Nash & Young

Our House-мне сильно напомнили Beatles по стилю. Таки дела.

Welcome!!! Is it your First time here?

What are you looking for? Select your points of interest to improve your first-time experience:

Apply & Continue