Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

ВТОРОЙ ЗВОНОЧЕК

В Кейптауне люди вышли на 67-минутный субботник в честь Международного дня Нельсона Манделы

К100 сотрудничает с иностранными коллегами, борющимися против общества потребления за спасение планеты, для этого ключевые тексты К100 публикует в сети на английском и немецком языках.

Выстраивание экономики и политики всего мирового сообщества под интересы малой группы сверхбогатых уничтожило планету, сделало её непригодной для жизни. Паразитарные группы пытаются сохранить свою власть ценой уничтожения жизни на Земле — хищнически истребляются недра, отравляются воздух, почвы, воды, вырубаются леса, истребляются миллионы видов живых организмов. Земля и околоземное пространство завалены мусором. Отравленный ядами и ложью больной физически и ментально человек живёт в режиме самоуничтожения. Природосберегающие изобретения, экологически чистые технологии блокируются, талантливые люди на протяжении столетий физически уничтожаются или опускаются на социальное дно.

Природоубийственная цивилизация агонизирует. Климатологи ограничивают срок жизни человека как биологического вида несколькими годами. В таких условиях неважно, сколько детей мы родили и какое образование им дали, в ближайшие годы они останутся без воды, без пищи при температурах, несовместимых с жизнью.

https://k100.space/

Людмила Фионова,  доктор физико-математических наук, сопредседатель экспертного сообщества «Комитет 100»: 

Да науку вообще нельзя делить государственными границами. Но вы знаете, что? Мне «нравится», что мы все время уходим в какую-то мелочевку. Мы завтра с вами погибнем все, вот если уж мы говорим об ученых, я бы хотела начать с фразы замечательного немецкого ученого Макса Борна, а он сказал такую вещь. 

Макс Борн сказал: «Следует признать, что попытка создания человека разумного природе не удалась». Вот этот приговор совершенно, полностью я поддерживаю. Вообще человеческий вид, ученые в том числе, они к нему относятся, он совершенно не оправдывает название своего вида homo sapiens, человек разумный. Какой там разумный! Скорее всего, homo consumer, человек потребляющий, человек-потребитель, вот этот термин использует и предложил наш другой иностранный коллега... Видите, какое у нас тесное сотрудничество получается? Это президент «Гамбургского экологического клуба» господин Александр Потемкин, он вышел на нас как на представителей «зеленого» движения и предложил вот такой термин. Я думаю, это гораздо больше соответствует ситуации.

Мы настолько заигрались в этот консюмеризм, в общество потребления, что у нас уже нет зимы, что у нас горит вся Австралия. В 2016 году климатологи всех стран мира собрались и написали такую экспертную записку, в которой они четко и ясно показали: у человечества осталось несколько лет, если мы будем продолжать двигаться так, как двигаемся. Их поддержал австралийский институт Climate Restoration, сказал он, что к 2050 году с человеком как с биологическим видом на планете будет покончено. Давайте вот заниматься магистралью, чего мы все в этих «семечках» ковыряемся, в тыквенных, не знаю, в каких? Наука вот здесь могла бы сыграть гигантскую роль.

Почему мы пришли в такую яму? Да потому, что была создана такая дикая цивилизация, которая сейчас умирает. Вообще состояние, в котором мы сейчас находимся, называется агонией цивилизации. Вся цивилизация корчится в агонии, потому что она изначально пошла не по тому пути. Нужно было развивать человека, а мы стали развивать технологические костыли, какие-то технические приспособления и настолько заигрались в это дело, что мы совершенно, полностью уничтожили природу.

Человек вообще безграничен. Мы используем, во-первых, малую часть мозга, мы совершенно не используем такие вещи, как телепатия, такие способности человека экстрасенсорные. Я уж не говорю о том, что мы, вообще говоря, не используем умных людей как до́лжно. Если говорить об ученых, надо сказать, что тысячу лет ученый – это самый, можно сказать, никакой человек в социуме. Это был совершенно ненужный человек, его всегда истребляли. Почему? Потому что на Земле за тысячелетие сложилась дикая совершенно цивилизационная модель, вот такая топ-элитарная, когда вот этот консюмеризм, общество потребления проповедовалось маленькой кучкой сверхбогатых, все остальные были в статусе рабов, ничего не менялось, менялся камуфляж.

Миром управляют вот эти банковские, финансовые круги, им нужен только один параметр – прибыль, все, точка. Мне очень «нравится» слушать, когда все время говорят про рост, рост, рост, экономика роста. Слушайте, кто нами управляет, вообще говоря? Вообще Земля такая ограниченная система – как можно организовать в ограниченной системе безграничный рост?

И вот понимаете, какая штука? На протяжении столетий занимался весь мир негативной селекцией, управляющие структуры: лучших убивали, худших поднимали наверх. Сколько перебито ученых! Вы посмотрите, все залито кровью умных. Джордано Бруно сожгли, великому химику Лавуазье отрубила голову гильотиной Великая французская революция, полностью уничтожен был интеллектуальный потенциал царской России, практически полностью брошен был в концлагерь. Леонардо да Винчи XX века, гениальный Чижевский, который создал гелиобиологию; там же сгинул, в ГУЛАГе, гениальный же биолог Николай Вавилов, и несть им числа. А что творилось в 1991-м? – просто вырезали все, что осталось.

Умный человек опасен вот этой системе консюмеризма, потому что он может понять... То есть общество потребления, извините за иностранное слово, я неправа, давайте по-русски говорить. Обществу потребления опасен человек разумный, он хотя бы такую простую вещь может объяснить, что нельзя расти-то все время, ребята, ну вот Земля вот такая вот, у нас и так День экологического долга на Земле наступает в середине июля. Что такое День экологического долга? – это когда Земля уже не может ничего тебе дать, все ресурсы уже съели, и мусор весь не может ассимилировать, который мы выбросили. Это значит страшная штука, это значит, что нам уже нужно две планеты при наших непомерных аппетитах, вот homo consumer, вот такой вот раздулся и царит и не понимает, что он бежит в могилу, и в эту братскую могилу мы сейчас все улетим, миллионеры и нищие, потому что совершенно нереально устроена вся экономика.

У нас идеология неверная. Вот если бы ученых вводили во власть, а не финансистов, ученый бы сказал: ребята, давайте от антропоцентризма переходить к геоцентризму, не все для человека, а все для Земли. 

 Если вы не в курсе, сейчас горит вся Земля, вот Авааз уже петиции распространяет о том, что горит не только Австралия. У нас же по существу, вот как сказали климатологи, с 2016 года, когда мы закачали 413 ppm углекислого газа парникового в атмосферу, глобальное потепление рванулось с такой силой, что у нас пришла эра катаклизмов, и мы из них не вылезем. Уже почти 2% ВВП Россия тратит на компенсацию вот этих катаклизмов, это очень много. Нужно срочно перестраиваться, если мы хотим, как вы сказали замечательно, «еще полетаем». Хотелось бы полетать, но для этого быстро надо перестраиваться, бегом! Почему вся Россия так ополчилась на Грету Тунберг? Понятно, она же классовый враг для нашей чисто углеводородной экономики.

Вы понимаете, какая штука? Я вот такой физик-экспериментатор: давайте держаться четко за реальность. То, что вы говорите, это что-то такое вот, я не знаю... Значит, четко и ясно: мы биологическая система, нам нужен кислород. Кислород стремительно падает, сегодня уже 16% вместо того, что должно быть, 21%. Почему? Это сделали мы, люди. Глобальное потепление сделали мы, люди. Совершенно четко вы можете посмотреть в работах тысячи авторов, в том числе эксперта одного из ведущих нашего «Комитета 100» Юлия Александровича Лисовского, называется статья «Чем грозит миру техногенное изменение климата», это очень дотошный, очень фундаментальный человек. Там кривая роста температур абсолютно точно коррелирует с кривой эмиссии парниковых газов, именно СО2.

Значит, «Комитет 100» 3-го числа провел очередную пресс-конференцию, где присутствовали эксперты в разных областях науки, ученые, которые дали свои экспертные заключения по разным областям, так сказать, экологической ситуации, и по существу все вместе пришли к единому мнению. Нужно менять, во-первых, менталитет, как я уже сказала... В статье Лисовского написано, что совершенно недопустимо в этой ситуации, чтобы большинство народа позволили себе оставаться абсолютно невежественными относительно вопросов экологии, что сейчас имеет место быть. Выйдите на улицу, вам скажут: «Да чего, погода как погода, а Грета вообще сумасшедшая, ее ведут, ну что там им сказали, то они и повторяют».

Нужно, во-первых, поменять мировоззрение, второе – структуру власти. Высшим органом власти должны стать ученые, вот экспертный совет ученых. Вот 3-го числа сидел такой прообраз, он не только в России, мы работаем со многими, мы смотрим на многих ученых мира. Вообще каждая работа «Комитета 100» – это научные исследования с гигантским количеством ссылок. В каком-то смысле я не очень подхожу под вашу рубрику «Личное мнение», я излагаю экспертное мнение большого количества ученых всего мира. Ситуация жесткая, но складывать вот так лапки и сказать, что вот мы все, помираем, нельзя хотя бы потому, что мы не можем определить, прошли или не прошли мы точку невозврата. Система слишком сложная, это невозможно определить, там она тысячефакторная.

Еще раз повторяю, чтобы была формулировка абсолютно точной: квалифицированнейшие климатологи всего мира сказали, что антропогенного характера глобальное потепление есть, и вот если мы будем двигаться в таком же направлении, в таком же направлении и не предпринимать экстраординарных мобилизационных мер, то мы в очень короткий момент закончим свое существование как биологический вид.

Но мы же не предпринимаем этих мер, несмотря на все усилия мирового сообщества, несмотря на вот эти отчаянные попытки Греты, на ее движение вот это «Fridays For Future», на движение взрослых «Extinction Rebellion», то есть «Бунт вымирающих», во как, «Бунт вымирающих». Сильные мира сего не собираются сокращать выбросы, там если и есть сокращение, то, может быть, 5%. Вы понимаете, что страшно говорит Грета и все вот эти вот «Бунт вымирающих»? Они говорят, что надо закрыть нефтяную промышленность, вообще все ископаемое топливо надо закрывать. А что делать России-то? Вот что делать России?

У нас вообще ничего нет, у нас есть одна дырка в земле, и мы сосем этих дохлых перегнивших мамонтов и кого там еще, динозавров, это называется нефть. А кто нас заставлял закрывать 80 тысяч предприятий? Кто нас заставлял уничтожать всю науку? Бегом это все возрождать! Может быть, возвращать наших ребят из-за рубежа. Совершенно омерзительно слушать: «Дайте им зарплату!» Масса народу у меня уехала, никто не уезжал из-за зарплаты, здесь жить нельзя, поэтому и уезжали, но это отдельная песня.

Значит, еще раз повторяю: менять структуру власти, умных прекратить жечь на кострах, вообще пихать их в шарашки, куда-то там, я не знаю, в ГУЛАГ, убирать вообще... Мы остались в России, но где мы? Мы ниже плинтуса. Я первый раз на телевидении, за что вам скажет масса людей большое спасибо.

Мы стоим на краю катастрофы. Значит, что значит земледелие? В этом году из-за глобального потепления, из-за теплой зимы (кстати, о земледелии) мы потеряли озимые совсем, из-за бесснежной зимы мы потеряли комаров, мошек, за ними лягушек, то есть погибла вся пищевая цепочка, на вершине которой мы сидим.

«Комитет 100» – это экспертное сообщество. Что это такое? В 2004 году, когда науку уже совсем жестоко ломали через колено и доламывали, несколько ученых, которые сказали, что не поедут за рубеж, хотя мы вернулись с мужем из-за рубежа и готовы были уехать еще раз. Мы решили, что мы попытаемся здесь остаться и попробуем здесь что-то изменить. Очень многие нам сказали: «Придурки, здесь ничего изменить нельзя». После 15 лет работы я могу сказать, что, может быть, они были и правы, и нам сейчас многие говорят: «А что? Вы ничего не можете изменить». Ну потому что мы сидим в таком вот затыре.

Это были ученые с мировым именем, физики, химики. Бородин у нас доктор философских наук, Лисовский, я уже сказала, кандидат физико-математических наук, организатор крупнейших хайтековских лабораторий по высокотемпературной сверхпроводимости. Он стал политологом, потому что наши политологи вообще ни в какие ворота не лезут. Его книга «Сетевой мир» – это политология XXI века, это написал физик. Наш социолог Анатолий Николаевич Самарин, доцент МГИМО, писал замечательные работы, вместе с Лисовским они написали работу «Людей можно обмануть, природу нет». Они написали работу «Социальный паралич» о том, что у нас действительно общество ничего не хочет понимать.

А вы знаете, почему оно не хочет понимать? Можно, конечно, говорить о том, что образование никудышное, науку разрушили, но есть и простая физическая причина – все те же самые углекислый газ. Здесь и сейчас мы с вами травимся со страшной силой. Вот мы так сделали вздох, а там 413 parts per million углекислого газа. В каких-то очень маленьких классах школы мы с вами проходили, что, если вот углекислый газ поместить в такую вот водную среду, как человек, по нашим сосудам сейчас с вами течет угольная кислота, а она разбивает и нервную систему тоже. И наш ошалевший организм, пытаясь наладить вот этот кислотный баланс, вытаскивает кальций откуда только можно, из костей, из соединительных тканей. Мы все закаменелые, сейчас камни находят у маленьких детишек – это следствие углекислого газа. Мы не завтра помрем, мы сейчас умираем, вот сию секунду.

ОТР

Когда-то, лет 10 назад, прочитал такую теорию. Таяние льда на полюсах Земли приведет к уменьшению солености мирового окаена. Одно из следствий-изменение или полное исчесновение Гольфстрима-печки Европы. 

Еще-при потеплении из океана и мерзлоты освобождается огромное количество углекислого газа. Процесс будет настолько быстрым, что бежать на кладбище смысла не будет.  Но это малая толика последствий деятельности человека.

Думаете, взгляды на Луну и Марс бросают просто так?

Британский ритм & блюз 60-х:

1967

1969

Welcome!!! Is it your First time here?

What are you looking for? Select your points of interest to improve your first-time experience:

Apply & Continue