Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

Тайны российской политики

           От любви до нефти

Диалог об углублении интеграции принято отсчитывать от «ультиматума Медведева» – в декабре 2018 года теперь уже бывший российский премьер заявил, что, если Минск хочет сохранить нефтегазовые преференции, то нужно выполнять союзный договор двадцатилетней давности.

Но к декабрю 2019-го в риторике сторон проявились два ключевых разногласия, которые застопорили процесс.

Первая проблема – неспособность договориться о порядке ходов. Это следствие кризиса доверия между Минском и Москвой – стороны слишком давно знают друг друга, чтобы верить на слово.

Поэтому Минск настаивал на выполнении своих условий еще до начала гармонизации правовых систем или параллельно с ней. Речь шла о том, чтобы Россия компенсировала белорусским НПЗ свой налоговый маневр в нефтяной сфере, а также продавала Белоруссии газ по внутрироссийским ценам. Москва готова была обсуждать эти пряники только после реализации дорожных карт. Вторая, более серьезная проблема обнажилась в последний момент. Сначала Путин, а затем Медведев заявили, что интеграция будет неполной без наднациональных органов и единой валюты.

Когда стало ясно, что Лукашенко не собирается подписывать дорожные карты без нефтегазовых уступок, в Москве, очевидно, решили закончить с дипломатией и огласить, что они хотят видеть на самом деле – полноценный политический союз.

После этого компромисс стал невозможен. Наднациональные органы и единая валюта теоретически приемлемы для Минска, только если в этих органах и вопросе эмиссии валюты Белоруссия имеет равный голос с Россией. Невозможно представить себе российскую власть, которая на это согласится. Без таких гарантий даже разговаривать на эти темы для Лукашенко опасно – это торговля суверенитетом.

К новому году Минск и Москва подошли без контрактов по нефти и согласованных цен на газ. Газовый вопрос они временно уладили. А вот российская нефть 1 января перестала поступать на белорусские НПЗ. Корень разногласий в цене. Российская нефть для Белоруссии дорожает из-за налогового маневра, и в 2020 году должна стоить 83% от мировой цены.  Причина же – в уверенности Минска, что его год за годом водят за нос в нефтяном вопросе. С белорусской точки зрения Москва сначала вывела нефтяной рынок за рамки Евразийского экономического союза, пообещав поставлять сырье без пошлины на белорусские НПЗ. А потом не только начала обнулять эти выгоды своим налоговым маневром, но и выставила политические условия для его компенсации.

Отказавшись покупать нефть на российских условиях, Лукашенко пошел на принцип, не захотел стерпеть унижение.  Первый сценарий дальнейшего развития конфликта – Минск принимает условия Москвы и соглашается продолжить платить $10 премию нефтяным компаниям. Это потеря лица, на которую Лукашенко сегодня идти не готов.  Второй сценарий – уступает Москва. Но пока не видно не то что желания Москвы уступать хоть в чем-то, но даже серьезного внимания к этой теме на фоне перестановок в правительстве и переписывания Конституции.  Поэтому пока все идет по третьему сценарию, который анонсировал сам Лукашенко на экстренном совещании с белорусскими нефтяниками 31 декабря: если Россия не хочет уступать, мы будем искать другую нефть. 

Поэтому 21 января Лукашенко признал, что без российской нефти обойтись не получится. И дал новую установку – снизить ее долю в белорусском импорте до 30–40%. Частичный отказ от российский нефти – это не про экономику. Минск делает политический жест, которым хочет лишить Москву одного из ее главных козырей в отношениях.

В такой ситуации диалог по интеграции зависает с обеих сторон. В России Путин сделал ставку на транзит власти через изменение Конституции. То есть идея остаться у власти после 2024 года, создав Союзное государство с Белоруссией, если когда-то и рассматривалась всерьез, то теперь явно потеряла актуальность.

Белорусский президент хочет показать, что кнут против него не работает. Москва – что пряники кончились, вернее, что их политическая цена выросла. Диалог по интеграции в тупике и, скорее всего, останется там, пока что-то фундаментальное не изменит интересы сторон.

Это может произойти, если из-за конфликтов с Россией белорусская экономика придет в настолько плохую форму, что это поставит под угрозу политическую стабильность в стране. В таком случае Лукашенко начнет менять линию поведения, но не обязательно в сторону большей готовности интегрироваться. Вероятен и вариант осажденной крепости, когда внутренняя мобилизация режима пройдет под знаком внешней угрозы с Востока: затянем пояса и закрутим гайки, чтобы спасти суверенитет.

Артем Шрайбман ,Журналист, политический обозреватель. Бакалавр международного права Белорусского государственного университета. Магистр (Politics and Communication) Лондонской школы экономики.

Краткое пояснение. Согласно высказываниям В.Соловья, планы теневых властителей страны простирались на ближайший выборный период темой создания некого союзного государства с участием Белоруссии, Украины и России. Кто будет носить скипетр с короной сомнений нет. Но не все идет по плану. Жалкие черви извиваются и норовят выскользнуть из рук.  Что навьючат на народ России скоро увидим. В связи с этим встает вопрос-где и в чем хранить активы?

На рубеже 60-70-х годов высыпала плеяда новых молодых музыкантов. Мир расцвел. Сравнити с нынешним или я не в курсе? Вот "Железная Бабочка". Завораживающий обвалакивающий звук, надо только вслушаться.


Или Carlos Santana. Первые 4 альбома -это шедевры.


Огонь и пламя-


 

Сказки на ночь от Соловья-


Философия внешней политики кремля:

Россия граничит там и с теми, с кем она хочет. Нам нужен мир, желательно весь.

Welcome!!! Is it your First time here?

What are you looking for? Select your points of interest to improve your first-time experience:

Apply & Continue