Получайте новости с этого сайта на
pushkarev igor

СЛОВАРИКИ

СЛОВАРИК ПОЛИТИКА



ВЕЛИКОДУШНЫЕ АВТОКРАТИИ

Я часто пишу и говорю странную фразу: "Нам надо менять не фамилии а систему". В последнее время - даже чаще, чем обычно, потому что у меня есть ощущение, что в России идет подготовка к смене фамилий (как минимум - одной фамилии) дабы любой ценой сохранить систему в неизменном (нуу, подштукатуренном) виде. Смена эта, конечно (плавали, знаем) будет проходить под лозунгом "был царь плохой, станет хороший, без царя нельзя". И вот по этому поводу я вам предлагаю прочесть заметки замечательного Давида Тавадяна, а на самом деле - выводы Фридриха Хайека - нобелевского лауреата по экономике. Выводы эти крайне просты:

(1) Любая автократия аппелирует к не думающей и не квалифицированной массе людей, а ее первый признак - стремление исключить дискуссию, представить всё черно-белым, поделить всех на "своих" и "врагов" ("свои" - это те, кто восторженно разделяют ценности и любовь к лидеру), аппелировать к простым и грубым ценностям, призывать людей к "борьбе против" а не к "борьбе за".

(2) Любая автократия таким образом создает отрицательный отбор, на поверхность поднимаются худшие.

(3) Любая автократия вынуждена бороться с развитием экономики, поскольку развитие экономики для неё смертельно опасно. 

(4) Вышеперечисленное не зависит от мотиваций или моральных качеств создателей автократии и верно для всех автократий.

СЛОВАРИК ОБЩЕСТВОВЕДА

Я старею, а это свойство людей в зрелом возрасте: рассматривать времена своей молодости как более хорошие. Но у меня для этого чувства есть несколько поводов и причин.

Главное — тупиковый процесс вынужденной социализации развитых стран, который я сейчас вижу. Процесс безусловно вынужденный, потому что никто не будет отрицать, что зашкаливающее неравенство вредно, большой уровень бедности вреден, низкий уровень культуры вреден. Это всегда тормоза на пути к развитию, рассадник реакционных идей, турбулентности и преступности.

Но единственные меры, которые на сегодня развитые общества в состоянии использовать для борьбы с этими проблемами, — это меры социалистические. Рост национального сектора экономики, рост «объема» государства и усиление механизмов перераспределения. Это токсичное лекарство от болезни неравенства. Бюрократы, экономики, политики, управленцы, возможно, думают, что они лечат, но мы точно знаем, что это очень плохо влияет на общее самочувствие мировой экономики. Мы видим, как снижается мотивация, падает динамика ВВП, растут проблемы в финансовой сфере — а неравенство только увеличивается.

По мере того, как это происходит, удивительным образом на этом этапе истории более успешными начинают выглядеть эффективно структурированные тоталитарные системы. Понятно, что Китай пока еще далек от Америки, Америка все равно на человека производит в год нового продукта больше в три раза, но темп движения, возможности, стабильность Китая выглядят значительно лучше.

Получается, что пока «свободное» общество перестраивается так, что активным предприимчивым свободно мыслящим независимым людям становится хуже, и при этом нарастают социальные и экономические проблемы, активно развивается «восточная концепция», в которой вроде бы экономические проблемы решаются, но тем самым «свободным и независимым» уже плохо. Альтернативы нет, нет долины из романа Айн Рэнд, в которой бы эти люди могли жить хорошо.

Не очень понятно, какой из этого выход. Западные политики наследуют ошибки своих предшественников, которые наделаны в последние 50 лет, но эти ошибки загнали ситуацию в практически неразрешимый тупик. Попробуйте тронуть монетарную политику — у вас рухнет социальная система. Попробуйте дать стимулы бизнесу — рухнут бюджеты. Попробуйте вовлечь население в создание стоимости — вы проиграете ближайшие выборы. В этом смысле западная система, конечно, движется к кризису. Она будет долго туда двигаться, но она туда двигается и постепенно уступает больше пространства системам другого рода, в которых совсем не хочется ни находиться, ни попадать.

СЛОВАРИК ПАТРИОТА

— Так называемые патриоты-державники на каждом углу говорят о том, что Путин борется с либералами, засевшими во власти со времен Ельцина, особенно в экономическом блоке, и вот именно они не дают президенту развернуться во всю ширь его народно-патриотических устремлений.

— Либералы — это бессмысленная наклейка. Ее можно взять и наклеить на кого хотите. Подошли к человеку и наклеили ему на спину наклейку: он либерал. Слово «либерал» не имеет вообще никакого реального отношения к дискурсу патриотов-державников и к людям, которых они так называют.

Если говорить про экономических либералов, то это люди, которые выступают за максимальное снижение государственного регулирования. Есть либеральная экономическая политика, и есть нелиберальная. Либеральная — это когда условная, невидимая рука рынка определяет максимум, а государственное регулирование сведено к минимуму. В таком смысле в российской власти ни одного либерала нет! Все они выступают за тотальное государственное регулирование. Если же говорить, кто такая, скажем, Набиуллина, в отличие от Глазьева, например, то здесь речь идет о различных подходах к финансовому регулированию. Набиуллина исповедует скорее монетаристский подход в экономике, который требует очень консервативной денежной политики, а Глазьев — сильно извращенный кейнсианский подход к экономике, который предполагает, что развитие определяется денежными стимулами. К либерализму ни то ни другое не имеет никакого отношения. Это вопросы технической дискуссии между экономистами-«государственниками», и наклейки «либерал» здесь совершенно неприменимы.

СЛОВАРИК ЭКОНОМИСТА

Голдман Сакс рассуждает о долге США. На поверхности, отношение долга к ВВП растет до пиковых уровней - такого не было даже после WWII.

Однако есть одно НО (такое большое): стоимость обслуживания этого долга по расчетам Голдман Сакс будет сравнима с уроовнями блаженных 60х-70х, когда США занимали очень мало - всему виной низкие ставки. Так что США просили о их долге еще долго не беспокоиться - пока не начнется высокая инфляция; но это будет не скоро.

И снова Голдман Сакс (просто потому что его аналитики неплохо работают). Все ждут инфляцию – еще бы. И Голдман Сакс ждет инфляцию – но низкую. До 2024 года инфляция не превысит 2,5%, считает самый успешный инвестиционный банк мира: ситуация в американской экономике и до ковида и сейчас – сильнейшее противодействие инфляции.

СЛОВАРИК ИСТОРИКА

Документальный фильм «Жена Рубенса и черное золото» рассказывает об одной из страниц советской истории, когда на рубеже 1920-х и 1930-х годов производились распродажи культурных ценностей, в том числе и шедевров из коллекции Государственного Эрмитажа.
В центре повествования – история продажи картины Петера Пауля Рубенса «Портрет Елены Фоурмен» британскому бизнесмену и коллекционеру армянского происхождения Галусту Гюльбенкяну. Специальная тайная миссия под руководством влиятельного большевика Георгия Пятакова отправилась в Париж, где в особняке на авеню Йена жил Галуст Гюльбенкян. Ему было предложено купить шедевры из коллекции Эрмитажа в обмен на помощь по возвращению бакинской нефти на мировой рынок: после революции отечественную нефть практически перестали покупать, и Советский Союз нес огромные убытки.
Действие документального фильма происходит в двух эпохах. Идет повествование о продаже картины Рубенса в обмен на лоббирование советских интересов в нефтяной отрасли, а также параллельно развивается сюжет об истории взаимоотношений Рубенса и его второй жены, а также покупке коллекции первого британского премьер-министра Роберта Уолпола, в которой долгое время хранился «Портрет Елены Фоурмен», Екатериной Великой для ее Эрмитажа.

СЛОВАРИК СОЛОВЬЯ

La Fiesta (Chick Corea, Arr.: Peter Herbolzheimer)


Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить